Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Сказки про мертвецов - 2



БОТИНКИ ПОКОЙНИКУ
Один портной рассказывал, что где-то у крупного хозяина жил с семьей сапожник-огородник. Поздней осенью хозяин умер. Соседи и родные его похоронили и оплакали. Еще при жизни заказал он огороднику ботинки, да тот не успел их закончить. Похоронил сапожник хозяина и сидит после ужина, ботинки тачает. Поздно ночью постучал кто-то в дверь. Думал сапожник, что это кто-то из соседей пришел. Вышел, дверь толкнул и впустил в темные сени мертвеца. Говорит мертвец: — Не бойся! Я никому худа не сделаю. И семью не буди — не то испугаются!
Ведет его сапожник в избу. Просит мертвец:
— Холодно сейчас, слякотно в носках ходить, ноги колет. Дошей мне ботинки, а я подожду!
Работы было немного, и сапожник быстро ее закончил. Надел покойник новые ботинки, за работу золотой заплатил. Перепуганный сапожник и спросить побоялся, почему тот поднялся из мертвых и ходит.
И с того раза стало по ночам стучать в усадьбе. А порой и самого хозяина видела семья — как он по двору да по хлевам разгуливает. Недолго они эти ужасы терпели. Прослышали где-то, как им поступить, да так и сделали: раскопали могилу, открыли гроб. Лежит хозяин в новых ботинках. Отрубили ему голову и в ногах положили, чтоб руками не достал. Гроб забили-заколотили. И больше не приходил домой мертвец.

КАК МЕРТВЕЦ УДИВИЛСЯ
В уезде Биржай, деревне Даукнюнай, жена очень плакала по умершему мужу. Вечерами все сидит да плачет, и вот через какое-то время стал к ней умерший муж приходить. Слезет по лестнице с избы, войдет да сядет. Посидит немного и опять исчезнет. И так каждый вечер.
Испугалась жена, пошла к ксендзу спросить, что делать. Ксендз посоветовал:
— Дождешься вечера и ванну приготовишь. Придет твой покойный муж и спросит, зачем ты ванну делаешь. А ты ему скажи: «Готовлю ванну, чтобы дочь с отцом браком могла сочетаться!». Если и на это отец не отзовется — дело плохо, значит, так и будет ходить. А если отзовется, то все будет хорошо.
Так жена и сделала.
Вечером приготовила ванну, и вот приходит ее умерший муж. Увидал, что жена ванну готовит, и спрашивает:
— Кому ты ванну готовишь?
— Готовлю ванну, чтобы дочь отвезти под венец, ведь отец пришел и ждет, чтоб ехать на дочери жениться!
Говорит тогда мертвый отец:
— Что ж это будет, ведь ни один отец на дочери не женится, а я женюсь?!
— Что ж это такое,— отвечает мать.— Ни один покойник из могилы не приходит, а ты приходишь?!
С того вечера он больше не приходил,

ЗАГУБЛЕННЫЕ МОЛОДЫЕ
Жил старый холостяк. Он очень танцы любил. В одной деревне была свадьба. Дождался вечера этот кавалер и на свадьбу отправился. Только вышел — заморосило. Капает и капает, уж он весь промок. Шел он мимо кладбища. Зашел на кладбище от дождя укрыться. Вдруг видит — зашевелилась одна могила, и поднялся из могилы гроб. Из гроба мужчина вышел и с ветром незнамо куда умчался. Взял кавалер крышку гроба и прикрылся от дождя. Прилетел тот самый мужчина, а тут и лить перестало. Просит у кавалера гроб, а тот не отдает.
— Пока не расскажешь, где был и что делал, не отдам!
Признался мертвец поневоле, что на свадьбе был и погубил молодых.
—А можно ль их оживить?—спрашивает кавалер. — Отчего ж нельзя! Если полотна от моей полы
оторвать да покурить им над огнем, оживут они!
—Так давай мне полотна! А не дашь — гроба не получишь!
Видит мертвец, что вот-вот полночь настанет, а гроб все не отдают. Взял да и оборвал кусок полы. Забрал гроб и в яму залез. А кавалер взял полотно и пошел на свадьбу. Видит там страшное зрелище — молодые оба неживые.
— Если заплатите мне, исцелю молодых.
Пообещали ему заплатить. Оторвал он полотна, сжег на огне — и ожили молодые. Схватили кавалера и говорят — ты и уморил молодых. А он отпирается, показал полотно да рассказал, как дело было. Пошли на кладбище, раскопали яму и нашли мужчину без полы. Приложили — цвет в цвет! Тут одарили кавалера богато, а молодые жили долго да счастливо.

ПОМОЩЬ УМЕРШЕГО МУЖА
Жили два женатых брата. Через какое-то время они умерли. Остались их жены с детьми. Убирают раз жены рожь и переговариваются:
— Были б живы наши мужья — помогли бы нам рожь убрать! Все заботы с нами бы разделили!
Глядь — а к ним мужья по полю идут. Поздоровались с женами. Те, хотя и стосковались, а все ж, завидев их, бежать хотели. Да потом разговорились, и мужья даже рожь помогли убрать — исполнилось их желание.
Попривыкли они и весь день весело убирали рожь. Но между тем приметила старшая, что в носу у мужей ноздрей нет. Перепугалась она, но так ничего младшей и не сказала. Слыхали они обе, что если нет у кого в носу ноздрей, то это злые духи. Предложила старшая, что пойдет она ужин сварит. А младшая осталась рожь с мужьями убирать.
Приготовила старшая ужин и ждет их прихода. Так и не дождавшись, позвала соседей, и пошли они искать этих косарей. Пришли на это место и нашли посиневшее тело снохи.
Говорят, на закате задушили ее.

ПОЕДИНОК МЕРТВЕЦА И СОБАКИ
Где-то, не знаю где, шел солдат с собакой. Шли-шли, и настала ночь. А вокруг пустыня — нигде ни души. Куда ж солдату деваться? Озирался-озирался и завидел огонек. Пошел на огонек и маленькую избушку увидел. Входит в избушку — никого нет. На столе горит маленький огонек, а в избе — никого. Только мертвец лежит в избушке.
Сел солдат и сидит. Ждет — может, люди придут. Только вдруг ни с того ни с сего заворчал пес. Глядь— а покойник пальцем пошевелил, погрозил собаке. Перепугался солдат, подхватился и пустился бежать. Собака за ним следом. А мертвец за ними обоими гонится. Обернулся пес, стал мертвеца грызть. Бросил солдат собаку с мертвецом, знай удирает. Бежал-бежал — и встретил людей. Идут они на похороны. Вернулся солдат с ними вместе поглядеть, что ж там такое. Вернулся — а пса нигде нет. Печка собачьей кровью вымазана, только и остался мяса кусок. А покойник на своем месте лежит.

КАРТЕЖНИКИ
В одном костеле каждую ночь кто-то безобразничал. То свечи перевернет, то разбросает все. Все уже решили, что в костеле привидения.
Говорит настоятель:
— Хоть бы кто-нибудь нашелся, кто посторожил бы ночью да посмотрел, что тут делается!
И нашелся один такой.
— Я,— говорит,— взялся бы, только мне еще нужен день-другой. Здесь,— говорит,— может быть, нежить какая-нибудь шатается. День-другой — и смогу посторожить!
У него была новая шуба, только сшитая. Пришел он, выкопал яму, сбросил туда шубу, прикопал землей, чтоб она немножко загнила. Запаршивела шуба, унавозилась. Надел он ее и говорит:
— Этой ночью могу идти сторожить!
И пошел в костел. Встал ночью посреди костела на колени и слушает. Тут стук да треск послышался. Слышит — люди с органа спускаются, стулья с собой тащат. Принесли они на середину костела стулья, уселись и принялись в карты играть. Он просит:
— Примите и меня в игру! Они ему:
— Хорошо, хорошо!
Играют они в карты. Стал он у них деньги выигрывать. А они все посматривают на него, да так злобно! Выиграл он еще раз, а один из них как наскочит на него:
— Да мертвец ли ты?!
— А кто ж еще? Мертвец!
Опять они в карты играют. И снова он выигрывает. Тут как прянули они на него разом:
— Да не мертвец ты!
А вы принюхайтесь...
Принялись они его обнюхивать. Один понюхал, другой, третий — и все говорят:
— Мертвец!
Играют они дальше. И наступила полночь. Тотчас все разом по сторонам рассыпались, и все, что было там, пропало: и стулья, и люди. Подождал тот человек еще немного в костеле, видит, что никто больше не делает дурного, пошел к настоятелю и все ему рассказал:
— Вот,— говорит,— я еще и денег у них много выиграл!

МЕРТВЕЦЫ У КОСТРА
Как-то вечером шел Намаюшка из бани мимо обрыва. Смотрит — посреди обрыва, от речки недалеко, горит большой и длинный костер. Сидят вокруг него все умершие родственники: отец, мать, дедушка с бабушкой. Варят что-то и едят. Другие в карты играют. Вдруг один из умерших его окликнул. Намаюшка пошел быстрее. Они еще раз окликнули. Намаюшка бежать. Схватил тогда один из умерших топор — и в погоню. Догнал, схватил его за ногу. Снял с ноги башмак и дальше уже не гнался.
Пришел Намаюшка домой и лег. Наутро встал и пошел башмак искать. Оказалось — изрубили башмак на кусочки столь мелкие, что и сосчитать их невозможно.

ДОРОГА ДУШ
Когда-то в нашей деревне рассказывал один старичок такой случай. Говорил, что с ним самим это случилось.
Был он тогда еще молодой, поехал в ночное. И прилег уснуть на тропке. Начал уже сны видеть, и тут кто-то стянул сермягу с его головы на шею. Он внимания на это не обратил, поправил ее и опять задремал. Только уснул, опять кто-то стащил с него сермягу наполовину. Поднялся он, огляделся — никого нет. Подумал он сперва, что кто-то из знакомых его пугает. Поправил на себе сермягу, снова с головой завернулся и уснул. Только уснул — как рванет кто-то с него сермягу, так что даже отбросил ее на пару метров. Выругался он, поднялся, взял свою сермягу и на другое место перешел. Заснул — и приснилось ему: не ложись, мол, человече, на проезжей дороге! Знать, по ночам души ходят теми дорогами. Нельзя живому человеку там лежать.

КАК ШАПКУ У МЕРТВЕЦА СТАЩИЛИ
Были раз танцы. Сошлись уже около одиннадцати часов и говорят:
—Хорошо бы выпить! Вот бы кто водки принес! Идти за водкой надо через кладбище, а иначе никак не пройдешь. Тут один говорит:
— Уж я-то не пошел бы!
А одна девушка храбрая оказалась:
— Спорим,— говорит,— я принесу!
— Не принесешь!
— Принесу!
Поспорили — и пошла девушка за водкой через кладбище. Пошла, нигде никого не видала, купила водки. Идет назад, смотрит — на могиле у креста мужчина стоит. Думала она, это кто-то из ее друзей. Тут и выкинула она шутку: взяла да и сдернула с него шапку. И потащила ее к молодежи: вот, думает, смеху будет! Пришла, присмотрелись они — а шапка-то совсем незнакомая! Загрустила она. Что ж это такое делается?
Потанцевала молодежь, повеселилась и разошлась. И эта девушка пришла домой и легла. Не успела прилечь, кто-то просить начал: — Отдай мою шапку!
Кое-как эту ночь она вытерпела, а к рассвету уже места себе не находила. Пошла к ксендзу посоветоваться.
— Ну,— говорит он,— раз взяла — должна и назад отнести!
Собрали побольше людей и понесли все вместе торжественно эту шапку.
Пришли примерно на то же место — и вдруг исчезла девушка в самой середине толпы. Никто не увидел и не услышал как, и только наутро нашли пальчик с ее кольцом. И больше ничего.

ЛИЛИИ
Побился один деревенский храбрец об заклад, что пойдет он на кладбище и с могилы, на которой много лилий цвело, принесет пять цветков.
Пошел он и видит: стоит у могилы человек. Взял этот человек да и хлопнул, слова не говоря, парня по лицу рукой. А парень даже не испугался: думал, что тот тоже пришел лилий нарвать.
Принес он пять лилий. Только порог перешагнул — все ожидавшие его от ужаса оцепенели: пришел парень без одной челюсти. Понес он, перепуганный, все лилии обратно на ту самую могилу, и у могилы тот же человек стоит. Когда положил он лилии на землю, этот человек опять по лицу его хлопнул.
Воротился он домой и утешил домашних: ведь вернулся он здоровым и красивым, как и прежде, когда еще не ходил он на кладбище.

МЕСТЬ УМЕРШЕЙ ЖЕНЫ
В другой раз рассказывали, что жена одного человека умерла и малого ребенка оставила. А умирая, велела мужу на другой не жениться.
Когда похоронили жену, увидал он на третью ночь и хорошо разглядел, как жена его покойная нянчит своего осиротевшего младенчика.
Провдовел он весь год, и вот стали люди поговаривать: «Как же ты в одиночку? Дети маленькие!», и вынудили его на другой жениться. Позабыл он, что жена-покойница не велела ему жениться на другой.
Только он привел другую, как в первую же ночь, в постели с нею лежучи, увидал: входит первая его жена. Подошла она к кровати, ударила его холодной рукой и говорит:
— Я тебе говорила, чтоб больше не женился!
И так он перепугался, что через три дня умер.

НА ВЕЧЕРИНКЕ У МЕРТВЕЦОВ
Трое парней, трое друзей, шли в воскресный вечер на вечеринку. Уж ночь настала. Идут они дорогой, а у дороги могилы. Давнишние уже могилы. Могилы были на горке, над большаком обрыв, и земля осыпалась на дорогу. А с землей вместе и кости мертвецов сыпались. Когда проходили эти трое, из могилы вывалился череп. Идут они, и тут один из них пнул этот череп ногой. Другие промолчали. Прошли не более метра и видят: теперь их уже четверо. Этот четвертый такой же молодой, как и они, и одет похоже. Идет с ними этот человек и ничего не говорит. Так и идут они все молчком. Каждый из тех троих парней смекнул, что это за приятель с ними, однако все промолчали.
Пришли они на вечеринку. А им уже не до веселья. Только посидели в гостях, даже танцевать не стали. Хотели их раздеть хозяева — они не дались. Пришло время всем домой идти, и они собрались. Хотели было так уйти, чтоб четвертый отстал. Вышли втроем потихоньку, а тот остался. Да не тут-то было! Не прошли и двух шагов, как догнал их четвертый. Идут все молчком. А когда подошли к кладбищу, тот и заговорил:
— Ну, друзья, побывал я у вас на вечеринке! Теперь и вы ко мне пожалуйте! Да погостите у меня столько, сколько я у вас погостил!
И не шли они никуда, только глянули — а они уже в какой-то комнате, и молодежь собирается. И здесь тоже играли, пели да танцевали. Посидели они там. Закончилась вечеринка. Приятель еще и проводил их:
— Здесь,— говорит,— то самое место, откуда я вас забрал. А теперь куда хотите, туда и ступайте!
Он пропал, а они стоят. Место узнают, а домов нет как нет. И только потом разузнали, что пробыли на этой вечеринке четыреста лет.

МЕРТВЕЦ И ЛЕН
Было у трех панночек — Оны, Марите и Тересе — по кавалеру. И пошли они все вместе на вечеринку. А у соседа парень умер. Шли они мимо кладбища, тут Марите и скажи:
— Эй, Станисловас! А ну вставай из могилы! Хватит тебе тут полеживать! Идем-ка на вечеринку!
— Сейчас приду! Испугалась Марите:
— Мыслимое ли это дело, чтоб мертвец заговорил? Вот пришли они на вечеринку, глядь — и Станисловас заявился.
Все бы ничего, да только ведь сзади у него хвост, да и ноги лошадиные с копытами. Стали плясать — он все Марите приглашает да приговаривает:
— Звала меня, так пойдем!
Выскочила она из горницы — и бегом в ригу. А в риге лен в пучках рядами сложен. Там и притаилась. Тут он заходит и говорит:
— Кто это тут меня дальше не пускает? А лен ему в ответ:
— Я! Помни меня, почеши меня, тогда и пущу тебя дальше!
А Марите схоронилась за другим рядом льна. Вот повалился первый ряд. И остался один-единственный, а за ним — Марите. Парень снова:
— Пропусти меня, лен, к Марите! Отвечает ему лен:
— Доколе не помнешь ты меня, не почешешь, не спрядешь да не соткешь — не пущу!
А тут как раз петух пропел. Взмахнул мертвец хвостом и так промолвил:
— Тебе доля — мне недоля! Вот и все.

ПОЕДИНОК МЕРТВЕЦОВ
Услыхал раз путник по дороге домой колокольный звон. И подумалось ему: «Вот опять чья-то душа с белым светом разлучилась! Хоть людей и много на свете, а ведь что ни миг — одному из них умирать приходится!».
— Ну да ладно!— воскликнул путник.'— Кто сейчас своею смертью помер, тому вечный покой! А кто не своею — пусть что хочет, то и делает!
Темнеть уже стало, а путнику еще идти да идти. Недалече от дороги завидел он кусты. Подошел поближе— а из кустов страшилище ему кивает! Да как погонится за ним! Там, вишь, удавленник оказался. Сорвалось у путника с языка: «Кто не своею смертью помер, пусть что хочет, то и делает», а в это время тот как раз вешался. Попал удавленник в преисподнюю, а на путника зло затаил. И точно в тот же самый миг скончался еще некто — и на небеса попал. Так вот, страшилище — в погоню, путник — наутек стремглав, со страху самого себя не помня, и оказался вдруг у какой-то избушки. Из-за двери пение заупокойное слышалось, да свечка в окне горела. Влетел он в избушку, да и уселся, дух не переведя, не чуя под собой ног.
А люди тотчас затихли, будто задремали. Остался он один живой среди мертвых. А покойник сперва пошевелился, потом сел и велит ему:
— Разуй меня!
Послушался путник, разул. Встал покойник — и за дверь. Только вышел — послышался шум великий, будто сражается кто-то.
Наконец вернулся покойник: весь в грязи, в лохмотьях и говорит:
— Надень мне сапоги. Выручил я тебя: ведь сказал ты в мой смертный час: «Вечный покой!» — вот и попал я на небеса.
Затрепетал путник, но все ж обул покойника. Улегся тот, как прежде лежал. А люди очнулись и опять запели. Спрашивает их путник:
— Почему вы заснули? Ведь вам и неведомо — там, за дверью, другой мертвец! А ваш покойник от смерти меня избавил.
Насмеялись над ним люди:
— Уж не пьян ли ты? Эка сказанул! До сна ли нам! Разве не слышишь — усопшего отпеваем?
А немного погодя увидали: на покойнике одежды разодраны... Тогда только и поверили. Едва лишь утро занялось, отворили дверь, глядь — а на дворе мертвое тело лежит растерзанное.
Вот ведь что: как аукнется, так и откликнется. Сам не знаешь, в какой час злое слово промолвишь — того и гляди, как бы самому худо не пришлось.
Вот о чем всегда помнить надобно.

ДВА ДРУГА
Жили два друга, два холостяка. Дружно жили, не ссорились. Куда бы ни пошли — всюду вдвоем. Где один, там и другой.
И вот один из друзей умер. Остался другой совсем один. Невесело ему, неловко и пойти куда-нибудь — все один да один. И немолодой уже — верно, и жениться пора. Плохо без друга — и поговорить не с кем. Так хоть жена будет.
Ну и присватался. Поехал к девушке, тут же и свадьбу затеяли, женятся. Едет он в костел с дружками да с подружками. Ехать им как раз мимо того кладбища, где друг женихов похоронен.
— Вот здесь,— говорит,— приостановитесь! Зайду-ка я к другу, помолюсь!
Подходит к могиле и видит: как раз друг его стоит, ждет.
— А,— говорит.— Вот ты где: стоишь, меня поджидаешь?
А друг ему:
— Ты, дружище, никак женишься?
— Да вот женюсь...
— Так вот, прими же от меня хоть один стаканчик вина! Выпей!
Выпил он. Потом поговорили они немножко. И второй стаканчик он выпил. Тот ему третий предлагает. Он и третий выпил. Еще парой слов перекинулись.
— Пойду, а то им ждать, верно, надоело!
Вышел он с кладбища, идет к своей невесте. Приходит— а там никого нет. Он за ними вдогонку! Скорей, бегом!
— Уехали, не дождались меня... Бежал-бежал — и прибежал в городок. А там все
уже не так, как было. Прибежал в костел — и там все но-другому.
— Что ж такое приключилось? Все переменилось! Пошел он к настоятелю, говорит:
— Да была ль тут такая-то свадьба? А настоятель ему:
— Я о свадьбе такой и не слыхивал...
Раскрыл он книги, листал-листал — да ведь триста лет уж миновало с той свадьбы! Остался он неженатым. Ни братьев, ни родных не осталось в живых. Тотчас умер он и к другу отправился. И опять они дружили. А то был бы один женатый, а другой — нет.

ОТКРЫТАЯ ТАЙНА
Договорились две подруги: какая из них умрет первая, явится к другой и расскажет обо всем, что видела после смерти. Обе были не молодые уже, замужние.
Взяла одна да и померла. И приснилась она живой подруге:
— Пришла я к тебе, как мы и договаривались! Будешь язык за зубами держать — все как есть расскажу...
Та:
— Ни-ни-ни, никому ни слова...
И пообещала никому ничего не рассказывать: ни об их разговорах вдвоем, ни о том, что видела она свою мертвую подругу.
— В воскресенье утром утонет в колодце соседкина дочка. Станут ее хоронить, и ты приходи на кладбище вместе с людьми. Тогда и увидишь меня. А когда увидишь, смотри, никому об этом не проговорись!
— Хорошо, не скажу...
И точно — в воскресенье утром прибежала соседка и рыдает: упала ее дочь в колодец и утонула.
Вот провожают эту девочку на кладбище. И эта женщина пошла. Глядит — и умершая идет со всеми, тоже провожает. Подошла к живой подруге:
— Только не говори никому, что видишь меня!
— Нет, не скажу!
Идут они к кладбищу, девочку эту провожают. Яма выкопана. Смотрит эта женщина: полно народу! И знакомые, и незнакомые, и родственники, все, которые раньше поумирали,— все на кладбище. Захотелось ей рассказать мужу о том, как много тут народу собралось. Подошла она к мужу и говорит:
— Видишь что-нибудь?
— Никого не вижу, кроме тех, что на похороны пришли.
— Иди ты! Смотри, и тот, и этот, и вон тот здесь стоят,— указывает она пальцем.
— Сама иди, дура! Никого здесь нет, кроме тех, что на кладбище пришли на похороны!
— Да посмотри: и тот, и этот, и вон тот!— и пальцем на них показывает.
А муж ее так и не видит ничего. Только яму закопали — никого не стало, все исчезли, никого не видать, и та подруга тоже пропала. А ночью опять приснилась:
— Видишь — ведь просила я тебя: никому не говори, а ты все разболтала! Уж больше я тебе не покажусь. А то рассказала бы я тебе про все, что бывает после смерти.

ДЕВУШКА ИЗ ЧАСОВНИ

Познакомился парень с девушкой на вечеринке. Все время только с ней танцевал, а после танцев шел провожать. Да только не позволяла эта девушка до дому себя проводить. Сказала, что родители не велят. Только до кладбища разрешила. Мимо него проходила дорога.
Раз проводил ее парень, а сам в кустиках спрятался — караулит, куда она пойдет. Смотрит: подошла она к кладбищенской часовне и пропала.
После этого снова они встретились на вечеринке и вино пили. Пролил он ей вино на белое платьице нарочно. И осталось пятно. После танцев он опять проводил ее до кладбища.
А днем пошел парень расспросить кладбищенского сторожа, кто она такая и где живет. Рассказал, что не велит она провожать ее дальше и у кладбищенской часовни исчезает, а наряжена она в белое платьице.
Говорит сторож:
— Приглядись-ка хорошенько — уж не та ли девушка в часовне похоронена!
Парню не верится. Открыл сторож часовню и показал ее в гробу. Глядит, и впрямь та самая девушка, а на белом платьице — винное пятно.
Перепугался парень и подался из тех краев, чтоб не встретиться с этой девушкой.

СЛЕЗЫ МАТЕРИ

В одной молодой семье все девочки рождались. А родители очень сына хотели. И вот через несколько лет родился сынок. Очень радовались родители сыночку, с любовью его растили.
Через полтора года умер их сыночек. Мать прямо с ума сходила — так сильно плакала да рыдала. Похоронили его в длинной рубашечке, как раньше было модно.
Мать все на кладбище ходила да плакала там, песок руками разгребала. Даже земля от ее слез промокла.
Через некоторое время мать с отцом мимо кладбища проезжали. Было это в день поминовения усопших. Вспомнили и они своего сыночка, имя его помянули. В это время видят они: повалила из могил в костел огромная толпа людей. Все печальные, головы у них опущены, друг на друга не смотрят, друг с другом не говорят. Стала мать озираться, сыночка своего высматривать. И увидала его. Выскочила она из повозки, хотела догнать да рубашечку на нем поправить, потому что была она очень длинная и в ногах у него путалась. Хотела она его придержать, да не остановился ребенок, не заговорил, шел да шел с толпой.
Приехала мать домой вся в слезах, а ночью ей приснилось: не плачь, мол, ведь видела, что я весь мокрый. Тяжко мне в могиле, если ты так плачешь да рыдаешь.

ОБЛИТЫЕ ГОРЯЧЕЙ ВОДОЙ
Присмотрел парень девушку и вот уже браком с ней сочетается. А вступая в брак, так сказал:
— Вот заживем мы вместе, будут у нас дети. Пообещаем друг другу: если умрет ребенок, ни ты, ни я плакать по нему не будем!
Она пообещала.
Ну и поженились они. Сколько-то прожили — может, год, а может, и больше — и родилась у них девочка. Еще сколько-то пожили — может, год, может, два, а может, три — опять родилась девочка. Растут эти девчушки. Уж сколько им было лет, не знаю, только одна из них умерла. Родители не плакали, ни он, ни она. Похоронили эту девочку.
Опять сколько-то они прожили — и другая девочка умирает. И опять ни он, ни она не плачут. Живут теперь одни, без детей.
Стала она за мужем примечать: как наступает полдень, он куда-то уходит. Стала она за ним следить. Проследила, что на кладбище он ходит. Пошла и она за ним. И видит: только он пришел на могилки девочек, тотчас они появились. Целуют его, цветочки принесли. Не показалась мать ни детям, ни ему, но растрогалась и разобиделась.
Когда пришел муж домой, стала она его бранить да плакать:
— Неужто ты думаешь, что мне их не жаль? Или мне повидать их не хочется? Разве боль моя не больше твоей боли?!
После этой побранки не приходили больше девочки. А потом во сне ей приснились:
— Облила ты нас горячей водой, вот и не можем мы больше приходить!
На очереди - черти, заговоренные клады, блуждающие огоньки - есть пожелания?
Tags: Народные сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments