Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

  • Mood:

Henri de Guise

Позавчера было Ньере, послезавтра Рождество, а сегодня я буду вспоминать. Потому что сегодня – 23 декабря 1588 года день смерти Анри де Гиза, одного из наиболее интересных мне исторических персонажей. Так сказать. Любопытный эпизод о Варфоломеевской ночи живет вот здесь, если кому интересно, был еще пост о том, как я к ним отношусь, но оказалось, что это как бы и никому не интересно. Я понимаю, что это, скорее всего неинтересно никому, кроме меня – ну а вдруг? К тому же сегодня я просто должна написать, учитывая, что 4е, день клятвы на Святых дарах, я позорно пропустила.

Начался интерес лет в 13 - ага, то самое время, когда влюбляются в героев. Только мне почему-то не влюблялось – хотелось быть сподвижником, вассалом сестрой – а у него как раз была сестра, так что Катрин де Гиз надолго стала моим персонажем. Началось с какого-то мини-сериала – Французский, «Графиня Монсоро», кажется, главные герои не впечатлили – показались слишком уж правильными и положительными, «он был достойный человек, но не было ему удачи»*, но как-то даже спасать не хотелось. А вот Гиз там был не похожий (темноволосый, смуглый, насколько помню), но настоящий. Этот его последний взгляд, когда заговор с треском проваливается и он понимает, Что с ним сейчас будет… ничего не было, успели убежать:). Заинтересовалась, начала читать – фанфики сначала, где ж я еще что-то возьму, Дюма и прочие, не слишком понравилось – о причинах в другой раз, если хотите, а вкратце – такое ощущение, что он во всех этих историях либо Главный Злодей, мерзкий-гадкий-подлый-пинать-ногами (Г.Манн), либо второстепенный персонаж, который может быть таким, каким надо данному автору в данный момент – так себе плохой человек или не плохой, просто его цели расходятся с целями Главного Героя, так что Гиза, а он может быть каким угодно, умным, глупым, подлым, благородным, каким надо в данный момент, непременно победят. Не потому что он чем-то хуже, а просто потому что второстепенный?(Дюма, Террайль). И росло, крепло желание прочесть книгу, пусть даже и фанфик, в котором сам Гиз был бы Главным Героем, а не обстоятельством, “мастерским кирпичом” или чем-то вроде. Так сказать, игроком, а не мастерским персонажем:). Кстати, я его таки нашла – вот, но очень прошу,если вдруг кто прочтет, поделитесь впечатлениями, пожалуйста, а то грустно это иногда и тягостно – когда о любимых героях ну совсем не с кем поговорить. А вдруг кому из вас это тоже интересно или заинтересует?
*Сага о Греттире

Был в тех же фанфиках такой странный момент – в там разные придворные уроды к нему цеплялись – не из-за чего-то конкретного, так, пытались глупо издеваться. Со временем я поняла, что это стандартная реакция уродов обыкновенных на кого-то, кто чем-то лучше их. Как же, герой и воин, множество выигранных битв, подвигов и народ его любит и дамы…
Ну там шрам у него – ну так он же герой и воин, ничего в этом необычного нет, тем более шрамы исключительно боевые, в отличие от прочих разных, тут стыдиться нечего, наоборот. И потом, он не просто с кем-то воевал – Родину защищал; по крайней мере их Родину; трудно сказать, как у него с этим делом было, есть разные мнения…*
Имеется в виду битва при Дормансе осенью 1575, с немецкими протестантами, там была очень тяжелая ситуация, король и его компания ничего не могли сделать, а Гиз их таки разбил, правда, был очень тяжело ранен и едва выжил. По этому поводу устроили большой праздник, в церквях пели Te Deum – «двойная радость, - как заметил мой братец Ратлйкер, - и врагов победили и Гиз, дай Бог, помрет». Увы, не повезло – выжил. После этой битвы у него остался, среди прочего, шрам на лице, и прозвище, которое обычно переводят как Меченый (Le Balafré) и, возможно, какие-то проблемы со зрением… Любопытно, что у его отца, Франсуа де Гиза, тоже был шрам на лице – и такое же прозвище.

Еще они цеплялись к тому, что он, появлялся при дворе в доспехах – то ли выпендривается, то ли думает, что король хочет его убить. Не знаю, правда, насколько это все соответствует, все же постоянно таскать на себе около 50 кг, да еще просто так… ну, не знаю. Экстрима в его жизни и так хватало, имхо.:)
Думал, что хотели убить? Возможно… так ведь и хотели… были у них с королем некоторые разногласия, при чем как раз по аграрному вопросу:)

*есть мнение – опять же, в фанфиках, что он лотарингец, а не француз – но национальностей, таких, как сейчас тогда не было и неясно, что это значило для него и насколько оно для него было важно и кем он себя считал – а враги, со своей стороны, могли иметь по этому поводу свое мнение. Словом, не знаю, как там с Родиной – но у него была вера. Святая, католическая. Что тоже хорошо.
Потом я поступила в Университет, было мне тогда 17, и получила доступ к более серьезным источникам. К тому времени было у меня куча выдумок и баек на тему, бредовых и не очень, и в одной его даже спасли – если кто захочет, расскажу в письме, бо стыдно. Играли мы в них с братьями и сестрой, причем, как я понимаю, были у нас и словески (разговор нескольких героев в выбранной нами ситуации, что-то даже записывали) и что-то вроде игр со строгим сюжетом – с поединками на шпагах, разговорами – но в некоторых случаях поединок должен был кончиться с таким результатом, как в книге или байке, а разговор должен был закончиться как оно намечено. Миры смешивали бессовестно…
Я пыталась понять.

Иногда я вроде как бы чувствовала их в себе – чаще Катрин, чем Анри, думала как они не знаю, было ли это чем-то вроде вселенца или просто выдумкой, игрой.

…так вот, нашла я несколько энциклопедий с разной интересной инфой – меньше, чем хотелось бы, но гораздо больше, чем то, что было до того – фразу о подвигах, героических, но бессмысленных, оставляю на совести авторов той англоязычной энциклопедии – что они понимают в подвигах, эти современные протестанты!:)

Про Варфоломеевскую Ночь я уже писала («Гизы дали многим убежище в своем дворце»).

Но самое интересное – нигде не нашла никаких доказательств тому, что он действительно хотел стать королем – в одной из англоязычных энциклопедий даже недоумевают: чего же он, собственно, хотел? Боролся с гугенотами – да, работа у него была такая – лидер местных католиков, а до него - отец его и дядя, Кардинал Лотарингский, тот самый, «Тигр Франции»… Семейная традиция. А что ему еще оставалось делать особенно учитывая, что кальвинисты убили его отца – по крайней мере он был в этом уверен. Да, они с королем друг друга не очень любили, мягко говоря, да, упоминают, что он боролся против короля или по крайней мере каких-то его действий, особенно если тот поддерживал гугенотов, но когда у Гиза была возможность захватить власть,(или даже несколько раз?) он этого почему-то не сделал. Передумал в последний момент? Имело место что-то, неизвестное авторам энциклопедий? Или он действительно хотел чего-то другого? Опять же – чего хотел лично он, а что было интересами его дома, родственников, его людей, от которых он зависел…

О том, как его убили, тоже хочется сказать пару слов. Конец 1588 года, Генеральные Штаты в Блуа, 4 декабря Гиз и король поклялись друг другу в верности на Святых Дарах – я так поняла, это что-то серьезное, да? А 23его король послал к нему убийц. Друзья предупреждали его, что король собирается нарушить клятву, предлагали уехать, он смеялся, говорил: «не посмеет». Тут тоже есть несколько версий – подсознательно предчувствовал свою судьбу, дела какие-то были, любимая дама, с которой не хотелось расставаться… Не думаю. То есть может быть всякое, конечно, что угодно, почему нет, но он был умным человеком – иначе не дожил бы до своих 37и, глупые заговорщики долго не живут, хотя любой, конечно, может ошибиться в данный конкретный момент. Мне кажется, я поняла; он действительно был католиком* и правда верил, что клятву, данную Богу, в церкви, да еще на Святых Дарах нельзя нарушить, король, конечно, не то, что б хороший человек, но так нельзя,
«поскольку ангелы все видят»(С)
есть много способов погубить душу, но поклясться человеку в верности на Святых Дарах, а потом убить его, да еще накануне Рождества – имхо, прочно входит в первые полсотни. Так?
*от чего и умер


а еще там были портреты. Когда-то в детстве мне было очень жаль, он ведь погиб еще совсем молодым… ровно до того, как увидела один из портретов – в свои 30 с чем-то там он выглядел на 50. Просто тогда жили так – быстрее. И смерть его можно считать естественной, учитывая, так сказать, образ жизни.
А это – мой любимый портрет. Когда я его увидела, еще на первом курсе, мне показалось здорово и странно, что вот тут ему примерно столько лет, как и мне. Правда, он к тому времени успел поучаствовать в войне, выиграть несколько битв… и все равно. Копировалок тогда еще не было – или просто я не додумалась, что можно пойти и скопировать? Словом, сидела в читалке, перерисовывала… пару недель, наверное. Не то, что б он показался мне особенно красивым, но выражение лица было странное – будто бы ему очень надоело сидеть вот так серьезно, и вот сейчас улыбнется.



И почему-то вспоминались стихи Левитанского:

Мне нравится иронический человек.
И взгляд его иронический из-под век,
И черточка эта тоненькая у рта –
Иронии отличительная черта…

И с этой черточкой я провозилась столько же, наверное, сколько со всем остальным портретом. До сих пор где-то лежит и я горжусь тем, что это сделала. Через несколько лет появилась возможность все, что надо, отсветить, отсканировать, но тем не менее. Вообще когда-то так сформулировала свое к нему отношение: я люблю его рисовать. Было немало рисунков, из них даже одни-два сносных, кое-что надо бы перерисовать, бо идея хороша, но это все, что там есть хорошего, а кое-что еще только буду рисовать – ну и что, что никому, кроме меня, это, наверное, не интересно… или?
Tags: Гизы, История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments