Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

gorgulenok с днем рождения! Дай Бог здоровья, мудрости и сил Тебе и всем Твоим близким, пусть у вас все будет хорошо и правильно.

Вот Тебе подарочек - литовские народные сказки о заговоренных кладах и тому подобной жути (первая часть):


ЗАКОЛДОВАННЫЕ КЛАДЫ
ТА САМАЯ РУКА
Жила старушка, и был у нее сынок единственный. Женился он. А старушка была богата. Вот разболелась она, совсем ослабла. Так разболелась — совсем при смерти. А деньги спрятать да заклясть не может. Что же делать? Вот вышли все— и сын, и сноха. Сын на работы пошел, а сноха в замочную скважину подглядывала. Слезла старушка с лавки, вынула из-под изголовья деньги,, спрятала их под кровать да в песок закопала. Зарывая, так примолвила:
— Какая рука зарыла, та пусть и отроет!
Пришел сын, а мать уже умерла. Рассказала ему жена, как деньги закляты. Так он быстренько мать с кровати долой, разгреб ее рукой песок, вырыл деньги да забрал их. И устроил он тогда пышные поминки.

ТЕПЛЫЕ РУЧЕНЬКИ
В другой раз, говорят, вот что со стариком отцом случилось, с богачом. Знали дети, что у отца денег много. А в старину родители детям денег не оставляли. Перед смертью должно было деньги спрятать.
Как-то в воскресенье отослал отец всех в костел. А один из сыновей спрятался и подсматривает, что старик делать будет. Вот, сказывает, взял отец какой-то небольшой горшочек, полный золотых, и понес в сад. А сын — за крыжовник, и все поближе подбирается, хочет посмотреть, что же тот сделает. Поднял старик дерн под яблоней да ямку вырыл. Поставил в нее горшочек, поправил все потом искусно, разровнял, чтоб никакого следа не осталось, и так заклял:
— Закопал своими собственными теплыми рученьками! И без моих теплых рученек никому не взять!
Знает теперь сын, где закопаны деньги, а взять не может. Ждет.
Вскоре умер отец. Тотчас взвалил сын еще теплого отца на плечи, отнес в сад, сбросил у края ямки, его же собственными ногтями дерн поднял и вынул тот горшочек.

ПЯТНАДЦАТЬ ГОЛОВ
Дождался старик-хозяин праздника и отослал всех чуть не насильно в костел. Думал старик, что все ушли, а один батрак все же дома остался. Не было у него во что приодеться, вот он и остался. Залез на хлев и лежит, притаился. Чу —идет кто-то. Посмотрел батрак — хозяин. А хозяину его не видать — он на хлеву лежит. Выкопал хозяин яму в углу загона и ушел. Погодя немного принес горшок с деньгами, поставил в эту ямку и закопал. А закопавши, говорит:
— Деньги эти без пятнадцати голов никому не взять!
Тут батрак, на хлеву лежа, возьми и спроси:
— Петушьих?!
Думал хозяин — это вяльняс спрашивает, деньги в опеку берет:
— Человечьих! — отвечает. А батрак опять:
— Петушьих?!
И так много раз. В конце концов последнее слово все же за батраком осталось.
А через некоторое время собрал парень пятнадцать петушьих голов, пришел на это место, откопал деньги и себе забрал.

КТО ТОПОРИЩЕ СОБЕРЕТ
Жил старик, заболел и совсем ослаб. Были у него жена, дочь и мужичок-работник. Как-то утром посылает старик всех в костел, а сам дома остается. Жена и дочь послушались — пошли. А работник думает: «Вот ему и конец! Не пойду». Зашел, залез на печь и смотрит сквозь щелку: что-то будет?
Вошел старик. Вошел, лопату принес, выкопал яму. Принес одну шапку денег — и в яму высыпал. Потом и вторую. После покопался-повозился, взял топор и топорище на четыре части разрубил. Затем на улицу вышел и раскидал их на четыре стороны к четырем ветрам. И так примолвил:
— Кто их соберет да топорище сложит, тот и деньги выкопает!
Только он ушел, собрал мужичок-работник кусочки от топорища да припрятал.
Вернулись стариковы дочь и жена — а тот уже неживой. Ну, а коли умер — тот мужичок скорей к деньгам и выкопал их. А денег много — так он и вдове уделил. Да и сам разбогател.

КАНУВШИЕ ДЕНЬГИ
Была у одного старика уйма золота. Вот разболелся он, чует — смерть приходит. А детям золото оставлять жалко.
Как-то раз ушли все из дому. Взял старик золото да и пошел в лес прятать. А работник проведал, что у хозяина золото есть, и подкараулил старика.
Вырыл хозяин ямку у березы, высыпал в нее золото из кошелька да домой пошел, еще принести. Вытащил работник все золото, только на донышке оставил, а сам на березу залез. Еще принес старик золота — целый сундучок. И опять ушел, а батрак все вытащил.
Старик носит, а работник все забирает. Перенес хозяин все золото, привел козу и трижды обвел ее вокруг ямы. А потом как дернет козу за хвост. Как заблеет коза — даже по лесу зазвенело! А старик говорит:
— Как далеко по земле козий голос прозвучал — так глубоко этим деньгам сквозь землю провалиться!
Только старик эти слова промолвил — повалились денежки из работницких карманов и отовсюду, куда он их запрятал. Упали деньги с дерева да сквозь землю провалились — точнехонько по слову старика.

КОТЕЛ ЧЕРТУ, А ДЕНЕЖКИ МНЕ
Жили два брата. Оба женились. Старший был бездетен, да богат. Обделил он младшего, обманул при разделе: почти ничего ему не выделил. И был тот совсем бедняк.
Разболелся старший брат, богач. Разболелся и не знает, как ему быть, как деньги припрятать. Надо бы их заклясть. Отнес он котелок в сарай, выкопал яму, поставил туда котелок и ушел. А младший брат подивился: был братец слабешенек, а нынче на ноги поднялся. Пошел он в сарай да за солому спрятался — поглядеть, что будет. А старший принес деньги, наполнил котелок и вновь ушел. Тут младший, в соломе сидючи, не стерпел: сорвал с шеи четки да бросил в котелок. Бросил — а старший опять возвращается с деньгами и в котел их сыплет, так заклиная:
— Вяльняс, вяльняс, и деньги бери и котел! А младший отозвался, за соломой сидючи:
— Котел вяльнясу, а денежки мне!
Оглянулся старший, послушал, посмотрел — никого не видать. Откуда же слова почудились? Он сызнова:
— Вяльняс, вяльняс, и деньги бери и котел! А брат вдругорядь:
— Котел вяльнясу, а денежки мне!
Опять прислушался старший — и пошел из сарая. Пришел в горницу, лег на кровать и умер. А бедняку боязно стало, и он тоже ушел. Прилег и лежит. Только прилег — налетело на него из окна что-то вроде ветра, закрутило-закрутило да и промолвило:
— Забирай деньги, а то нам котел нужен! Струсил он, прижался к жене и лежит. Полежал-полежал — снова то же:
— Забирай деньги, а то нам котел нужен!
Тот опять не послушал, нейдет за деньгами. Тут как засвистит ветер, как наподдаст в окно, стекла дзинь! И посыпались. А в горницу через окно деньги так и хлынули. Ну, а котел вяльняс унес.
Тут поднялся крик: брат умирает! Брат умирает!
Подхватился младший и скорей к брату, проведать — а тот уже мертвый.
Видно, душу его вяльняс унес, в тот котел посадивши.

КТО НА ПЕТУХЕ ВСПАШЕТ
Закопал старик деньги и заговорил их так: — Кто петуха подкует да на нем на этом месте землю вспашет, тот деньги выпашет и себе заберет!
А работник недалече оказался и все слыхал. Умер старик. Подковал работник петуха подковами жестяными, выкопал деньги и забрал себе на потребу.

КОЗИЙ ГОЛОС
Накопил старик за свою жизнь много золотых рублей. Стало ему жаль, что вот умрет он и не понадобятся ему деньги. Отнес деньги на гумно, закопал да заклял, так заговаривая:
— Кто эти деньги возьмет, тот заблеет козьим голосом!
Ну и умрет, ясное дело. Кто-то — может, работник?— услышал. Поверил он в заклятие или не поверил, а только припала ему забота — забрать заговоренные деньги. Взял он лопату да откопал стариковы деньги. Обрадовался, потянулся к ним с одною думою: «Ох и разбогатею!». Да только пальцем прикоснулся, заблеял козьим голосом да и пал неживой.
А пастух все это видел. Взял он эти деньги и принес домой отцу. С ним уже ничего не случилось.
И достались эти деньги им с отцом.

КТО СПЛЯШЕТ ДА СПОЕТ
Закашлялся дедушка с самого утра и говорит снохе:
— В несогласии мы, сношенька, живем! Видно, умирать мне надо... Выдь-ка из избы, легче мне помирать будет!
Мигом сноха смекнула, что хочет дедушка делать. Тотчас вскарабкалась она по лестнице на избу и через отдушину внутрь заглянула. Слез дедушка с кровати, вынул из-под изголовья узелок с деньгами и зарыл под печью, так приговаривая:
— Кто на похоронах моих споет да спляшет, тот и деньги заберет!
Умер дедушка. Обрядили его в избе. Соседей собралась уйма. А сноха платок накинула, вбежала в избу и давай плясать, припеваючи:
— Свекорок! чего молчишь? Или не до смеху? Свекорок! чего, лежишь? Или в путь не к спеху?
Вошла она в кладовку, а муж за ней:
— Что ж ты наделала! Люди смеются! Она ему:
— Молчи! Глянь-ка!
И показала ему, из-под платка вынув, узелок с деньгами.

КТО НА МНЕ ВСПАШЕТ
Жил мужик долго, состарился, уж помирать собрался, а денег у него много. Жалко оставить деньги сыну. И сказал отец:
— Ступай, сынок, наруби дров! Ведь я помереть могу, тогда дрова будут нужны, чтобы хлеба напечь!
Сын отца послушал: вышел за дверь. Вышел и стал подглядывать в замочную скважину.
Поднялся старик, полез под печь, достал котелок с деньгами, выкопал посреди избы ямку, поставил в нее котелок, зарыл и говорит:
— Кто после смерти на мне пахать станет, тот и деньги заберет!
Заговорил он деньги, лег на кровать и умер. А сын за дверью все слыхал.
Притащил сын соху, отца за ногу наземь с лавки сдернул, надел ему хомут через голову, воткнул лемех — и вывернул из земли котел с деньгами. Схоронил он отца и зажил счастливо.

СЪЕДЕННЫЕ ДЕНЬГИ
Жил человек, очень богатый. Денег у него была уйма. Состарился он, заболел. Просит сына: принес бы ты мне медный кувшин с золотыми, порадовал бы отца перед смертью. Сыну невдомек — он и принес отцу эти деньги. Тот и рад: ну глотать по одной монетке. Так все и проглотил. А проглотивши и глаза зажмурил. Нашел сын только пустой кувшин, а деньжонок уже нет.
Тело в костеле положили. Завечерело — и сын в костел пошел. Хотел отцу живот разрезать и вынуть деньги.
Видит — стоит у гроба другой человек. И спрашивает:
— Ты зачем пришел?
— Разрежу живот, деньги заберу!
— Неладно будет — кожу испортишь... Поди-ка сюда, берись за крышку, а я из него деньги вытряхну!
Тот вмиг крышку снял. Потряс вяльняс мертвеца, взявши за ноги — деньги посыпались. Еще разок тряхнул — и кости оземь застучали.
— Ну,— говорит вяльняс,— деньги да мясо с костями тебе, а кожа — мне!
Перекинул кожу через руку и пошел людей пугать. А деньги сын домой потащил.

ТЕЛЕНОК В ИЗБЕ
Пришел хозяин ночью с гумна — он там работал — В избу погреться. Видит — в избе теленок разгуливает.
Ходит и ножкой бряк-бряк! Думал хозяин, корова теленка привела, она была стельная, а хозяйка его в избу принесла согреть. Подумал и опять на гумно ушел работать.
На рассвете он вернулся и спрашивает жену:
— А где ж теленок?
— Какой?— удивилась жена.
— Ну как же, как зашел я в первый раз, он по избе расхаживал. Ходит и ножкою бряк-бряк!
— Поди ты, видно, во сне тебе привиделось или померещилось!— смеется жена.
А хозяин знай твердит: точнь видел он теленка!
А там не теленок был, а деньги в телячью шкуру завернутые да припрятанные. Они и гуляли. Хозяину тому деньги прямо в руки шли. И всего-то надо было палкой его ударить — рассыпался бы теленок деньгами.

ЧЕРНЫЙ ЩЕНОК
Жила моя тетка Грасильда Гягене в той самой деревне Лигунай. Коли муж куда уходил, она с дитятком дома оставалась.
Сидит она раз, пряжу прядет и дитя качает. Слышит — что-то звякает. Взяла она лучину, посветила и видит: идет от печи к люльке маленький черный щеночек. Толстенький такой, и лапки на земляной пол со стуком опускает — ну словно деньги звякают. Увидала она — как испугается! Как рассердится:
— Пропади!— кричит.— Чтоб тебя триста лет не видать!
Только крикнула — и пропал щенок. А потом ей приснилось: надо было шляпу в него бросить или одежду какую-нибудь, и были бы деньги. Это ведь счастье ее было.

ДИТЯ НА ДОРОГЕ
Как-то раз шла старушка в свою родную деревню. Дело было днем. Идет она через лес, смотрит: на дороге сидит дитя малое, красивое да чистенькое. Сидит и песочек пересыпает. Посмотрела она на него, посмотрела. А ребенок даже глазки на нее не поднял, так увлекся. Постояла она, поглядела, ничего ему не сказала и ушла. Думала, девка какая-нибудь дитя бросила.
Возвращается она домой, проходит мимо этого места и видит — яма на дороге. На том самом месте, где ребенок сидел, да большая — точно сундук там был. Видно, деньги там были, да кто-то их уже унес.

СЕДОЙ СТАРИК
Пасли люди коней в ночном. Шел хозяин коней пасти да ночь там ночевать. У дороги седой старик сидел. Сунул ему старик палец порезанный и говорит:
— Эй, человече, перевяжи мне палец!
Испугался хозяин. А в руке у него недоуздок был. Как врежет старику но голове недоуздком!
— Провались ты к черту,— говорит,— со своим пальцем!
Тотчас со звоном просыпался мешок с деньгами и отозвался голос:
— Глупый ты мужик! Не захотел мешок с деньгами завязать, вот и провалились деньги сквозь землю!

СЕРЕБРЯНЫЕ ЯГНЯТА
Случилось это давно, еще моя мама была не замужем. Она в той деревне жила, где и я теперь живу, в Магунеляй. Пригнала она как-то скотину домой, а одной телки нет. Солнце уже на закате. Стала она телку искать. Смотрит — недалече от деревни на поле у пенька лежат два ягненка с серебряной шерстью. У пенька лежат рядышком, так славно. Оставила она их лежать Да телку пошла искать.
А утром рассказала соседям, что этаких ягнят видала.
Сказали ей люди — это деньги были. Потом пошла она днем на это место. Да так и не нашла ничего: не только ягнят, даже приметы какой-нибудь там не осталось.

КОТЕЛ С ДЕНЬГАМИ
Сговорились раз бабы из деревни Лигунай пойти веток для веников нарезать. А было это как раз под Святого Ионаса. Говаривали люди, что срезать в этот день ветки для веников лучше, чем в любой другой.
Пошли они гурьбой. И моя мать там была, и ее сестра Гягене. Шли они все вместе, а как до кустарника добрались, рассыпались поодиночке. Тут и увидела Гягене, моя тетя: стоит большущий котел с золотыми деньгами. Сверкают деньги на солнышке. А вокруг котла громадный уж обвился. Увидала она котел — и сестру свою, мою маму, позвала:
— Эльжбета! Эльжбета! Иди сюда! Глянь-ка, что я нашла!
Но покуда шла моя мама, все исчезло.

БЕЛАЯ ЖЕНЩИНА
Шли спозаранку женщины из нашей деревни на заутреню, что за месяц до рождества служат. Через Римашяй большак проходил, а под горой был выгон. Стали они из деревни выходить, оглянулись — а сзади белая женщина идет и просит:
—Ударьте меня!
Они быстрее — и она не отстает и все просит:
—Ударьте! Ударьте!
Прошла она им вслед метров тридцать и отстала чуточку. У того места, где был двор небольшой. Тогда и проговорила белая женщина:
—Триста лет ржа меня ест и еще триста есть будет!
И пропала.
А было это в крепостные времена.

ПОДВЕШЕННЫЙ жеребенок
Шел какой-то человек из нашей деревни в Салакас. Тогда еще лес стоял у хутора Пилякальнис. Идет он опушкой и видит: на елке жеребенок висит. Висит сивый жеребенок. Тут он задумался: «С чего бы это сивому жеребенку тут висеть?». Однако шел-шел — и прошел мимо. А потом и вспомнил: от стариков он слыхивал, что в том лесу незнамо где, на большой дороге, закопаны были в военную пору армейские деньги, в жеребячью шкуру завернутые.
Вернулся он за тем жеребенком, да уже нету ничего.

ТВОЕ СЧАСТЬЕ
Один человек, городка Ужпаляй житель, не пошел в праздничный день в костел, а вместо того спать улегся. Привиделось ему во сне, будто идет он по большаку мимо деревни Шяйминишкяй и надобно ему стукнуть первого встречного.
— Это счастье твое!— слышится ему. Проснулся, подумал — и не пошел.
Уснул он — и вдругорядь тот же сон. И опять он, проснувшись, никуда не пошел.
Повторялось это много раз.
Как-то раз, пробудившись, встал он и пошел.
Идет и на том самом месте, где было ему сказано, видит писаря проезжающего. Так он и не посмел писаря ударить. Тот проехал. Только проехал — захохотал:
— Ха-ха-ха!
Да с тем и пропал.

ЖАР
Шел мужик куда-то ночью. Глядь — огонь горит. Подошел он к огню трубку раскурить. Подошел, взял угольков, да только положил этот жар в трубку — погасла она. Погасла — выкинул он эти угольки.
И так много раз повторилось. Так и не разгорелась трубка. Утром пошел он на это место: показалось ему, что огонь был не простой. Пришел поглядеть и нашел деньги, разбросанные по двадцать, пятнадцать и десять копеек. Смекнул он тогда: неспроста это. То был не так себе огонь, там деньги были.

КАК ПАНЫ ПРОЕХАЛИ
Юозас Браукела был богомол. Жил он в деревне Вешейкяй, что в приходе Ужпаляй. Как-то приснилось ему, что пришел старик и говорит: «Вставай и иди к ранней мессе: деньги найдешь! Я тебе укажу их!»
Шел рождественский пост. Поднялся Юозас и пошел в Ужпаляй к ранней мессе. Пришел к большому обрыву на поле у деревни Шейминишкяй и увидал: выезжают из горы на паре лошадей два пана и возница. Спустились они с горы, да так быстро, и через дорогу — прямо в озеро Алаушас. Хоть и подумалось Браукеле, что это деньги проехали, а все же эдаких панов боязно ему было задевать.
А на другой, день Браукеле опять приснилось:
— Если б ты хоть дотронулся до нас палкой, мы б деньгами обернулись!

ВЯЛЬНЯС, ДЕНЬГИ И КОТЕЛ
Приснилось одному человеку, что собрался вяльняс деньги переправлять из одного места в другое, а понесет он их мимо креста Стирбис. В воскресенье, в двенадцать часов, сперва пройдет толстый пан в черной шляпе и в черное одетый, за ним собака промчится, черная как соболь, а затем свинья пробежит, большая, супоросая. И слышится ему сквозь сон:
— Пана не тронь, собаку ударь, а свинью хочешь бей, хочешь не бей!
Пошел он туда в воскресенье, жердь прихватив, около креста остановился и ждет. Смотрит: подходит толстый пан в черной шляпе, с палкой. Он тому пану ничего не сделал, видит — пан от злости так и раскорячился. Зазевался он, а пес шмыг у него между ног — и умчался, так он и не успел пса ударить. Повернулся в другую сторону и думает: «Кто бы ни появился — ударю!». Глядь — свинья, большая, супоросая. Как врежет он ей поперек спины жердью — только звон пошел! И обернулась свинья большим котлом.
Вишь, сперва вяльняс прошел, потом — деньги, а уж после — котел.
Взвалил мужик котел на плечи и понес.

ТЕЛЕНОК ИЗ ПОДПЕЧЬЯ
Родители в поле уходили, а своих детишек всей ватагой оставляли дома. Старшие за меньшими присматривали. Возвращаются ввечеру родители домой, а дети им рассказывают: вылезает, мол, из подпечья бурый телок да с ними играет. А когда родители возвращаются, он опять в подпечье залезает.
Не поверили им взрослые, а дети о буром телке все говорят да говорят.
В конце концов сказали им родители:
— Вы телка, играючи, за ногу привяжите, а мы вернемся — поглядим на него!
Дети так и сделали. Пришли родители. Бился телок, бился, а вырваться так и не сумел. Родители в избу, а из теленка — др-р-р — так и посыпались золотые деньги.

МАЛЕНЬКИЙ СТАРИЧОК
Женщина одна рассказывала. На седьмом году это с ней приключилось. Взяли они в аренду земли в окрестности Тракая. В доме том никто не мог ужиться — в одной из горниц всем что-то мерещилось.
Поехали как-то родители на базар, а их, четверых детей, дома оставили. Она была старшая. На закате выбежала из подпечья курица, а за ней этакий старичок махонький вышел. Как перепугались тут дети — даже на стол залезли. А у нее прутик был маленький в руке. Говорит она в испуге:
— Кыш под печь! Кыш под печь!
Подходит махонький старичок к столу. Как ступит, тотчас — бряк, бряк, бряк! Да все приговаривает:
— Насыплю! Насыплю! А она снова:
— Кыш под печку!
Он и пошел опять в подпечье вместе с курицей. Так и не смогли они жить в этом доме. Пожили — и уехали.
Пришел другой человек в этот дом. У него сын был. Вылез старичок из подпечья, подошел к ребенку и говорит:
— Насыплю!
А тот так испугался, что даже ужинать не стал после этого.
Потом какой-то старик им посоветовал:
— Надо было старичку этому ложкой по лбу дать!
Сын и говорит:
— Пусть только придет еще, я так и сделаю! Только появился старичок, сын ему:
— Сгинь!— да как даст старичку ложкой по лбу!
И посыпались из мешочка золотые.
Это ведь мешочек был шелковый, шнурком перевязанный.

МАМИНЫ ДЕНЬГИ
Была у одного вдовца маленькая дочка, и женился он еще раз. Жили бедно. А мама девчушки под печью деньги спрятала, да только не успела она перед смертью никому о тех деньгах сказать,
Ночью ходили отец с мачехой на гумно молотить, дома одна дочка оставалась.
Раз проснулась девочка и видит — стоит перед ней козел. Лезет, бодается, топочет. Испугалась она, да что поделаешь? Через некоторое время исчез козел.
Вернулись отец с мачехой с гумна, а девочка жалуется, что козел все бодался да топотал, совсем не давал покоя.
— Да ну тебя, дуреха! Не было этого ничего! Приснилось — и все тут!
Не сказала она в ответ ни словечка. Только на другую ночь опять козел тут как тут, снова не дает ей покою.
И на третью ночь опять. Жалуется девочка старшим, а те ее и слушать не желают.
На четвертую ночь опять козел из печки вылезает, подбегает к кровати и давай бодать девочку. Рассердилась девчушка, ухватила его за рога, притянула к стене и ну колотить ручонками своими! Посыпались из козла деньги.
Пришли родители с гумна, глядь — а в избе денег полным-полно.
— Отколь же столько денег?
— Да это все козел, что ко мне лез! Ухватила я его, стала бить, и посыпались из него деньги!
Вот тогда и поверили отец с мачехой девчушке и уж больше ее не бранили. Собрали они эти денежки и зажили все вместе богато.

МАХОНЬКАЯ КРАСОТОЧКА
Жили в деревне Бружай такие Труклицкасы. Догадывались они, что у дедушки их деньги были, да только он никогда о том не говорил никому, а когда умер дедушка, денег тех так никто и не нашел.
А через несколько лет приключилось с девчушкою Труклицкасов вот что: каждое утро, только она поднимется да оденется, на улицу убегает. Никто и не видит, где это она пропадает, с кем играет — домой только поесть приходит. Поест — и скорее бежать, так и играет невесть где до самого вечера.
Раз спросила мама, куда она бегает, с кем играет.
— А,— говорит девочка,— прибегу я на гумно, а там красоточка махонькая, вот мы вместе и играем!
Догадалась мать, что это за красоточка. Деньги это. И велела она своей девчушке, чтобы та, как играть с красоточкой станет, как-нибудь ее обидела. Послушалась дочка, взяла да и ударила красивую малютку. Только ударила — деньги посыпались.

ПЕПЕЛЬНЫЙ БЫК
В Пакятуряй у Юорявичюса одна девица батрачила. Приходилось ей в ночное ездить. Раз поехала она поздно вечером. Едет мимо Юргябале, смотрит — а на дороге развалился бык пепельный. Лошади перепугалис ь— никак мимо него не проехать. Спешилась она.
— Пошел!
А бык нейдет, с места не двинется, лежит себе да и только. Тут она путами как даст — а деньги так и посыпались, так и зазвенели! И бык исчез. Испугалась она, скорей на коня — и вскачь оттуда. Прискакала на другой край Юргябале и рассказала там, как дело было. Кто слыхал, мигом туда бросился — собирать. В потемках да в густой траве что найдешь?! А утром дед Саплис пошел межи косить вдоль дороженьки да и нашел денег немалую толику. Была бы та девица малость поумнее, пошла бы туда с утра пораньше — и сама бы все захапала.

ШАР ИЗ ПОДПЕЧЬЯ
Раньше у мужика одного дома до полуночи уснуть никто не мог: только заснут, тотчас из подпечья вылезает черный шар и ну по полу кататься, стонать да охать. Пришел как-то раз к мужику нищий, попросился ночевать. На дворе уже поздний вечер был. А мужик ему:
— Куда ж я тебя пущу, ведь мне и самому ночевать негде, в сарае на сене ночую!
Отвечает ему нищий:
— А я не боюсь!
Приютил его хозяин. Ужином накормил, а после ушел.
А человечек тот ест — а сам прислушивается. Чу — стонет кто-то под печкой. Тот скорей палку хорошую рябиновую в руки — и ждет, что же дальше будет. Стоит, затаив дыхание, и смотрит. Тут из подпечья что-то вылезает. Вскочил он на стол, а шар в его сторону покатился. А где прокатится этот шар, за ним темный след остается, вроде пояса. Только приблизился этот шар к нищему, тот как врежет по нему палкой изо всех сил. Зазвенело-застонало, и посыпались к ногам золотые да серебряные денежки.
Пришел утром хозяин и очень удивился: и гость живой и денег уйма. Разделили они деньги пополам и оба были довольны. А в избе этой уж больше никому ничего не мерещилось. Там, вишь, прежде деньги были заговоренные.

СУНДУК С ДЕНЬГАМИ
Жили когда-то две подруги, и куда бы они ни пошли, все время спорили. Раз пошли они на озерцо холсты стирать. Идут и разговаривают:
— Как придем мы на озеро, вот бы к нам сундук с деньгами подплыл!
Одна говорит:
— Я бы взяла, сколько захотела! А другая:
— А я бы нет, только два раза!
Так и дошли до озера, об этом толкуя. Зашли в воду, намочили холсты. Глядь — сундук плывет, а на том сундуке сидит щеночек. Подплыл он к ним и молвил человеческим голосом:
— Вы же сами говорили, что, коли приплыл бы к вам сундук с деньгами, вы бы взяли!
Открыл он сундук и говорит:
— Идите и зачерпните сколько сможете, но лишь дважды!
Обрадовались они, и скорей к сундуку, стали черпать. Та, что сказала: «Взяла бы, сколько захотела!», зачерпнула — и ничего не случилось. Говорит:
— Все!
А та, что сказала: «А я только два раза!», стала зачерпывать еще и еще. Да только захлопнулся сундук с треском и отрубил ей руки. Поднялся вихрь, и уплыл сундук в ту же сторону, откуда и приплыл.
Грустно все закончилось. Старая пословица говорит: «Много захочешь — и мало не получишь».

АЛЧНЫЕ ЖЕНЩИНЫ
В Чютенай есть озеро, заросшее зеленью. А на одном бережке полоска песка, точно тропинка, ведет вглубь. Озерцо совсем малюсенькое. Сказывали, плавал по нему кораблик, а в кораблике пани. Денег в кораблике до половины, и две собаки злые сидят. Раз пришли туда ягодницы, а пани кричит им:
— Что это вы ягодничаете? Лучше я вам денег дам. Идите-ка домой, что это вы вздумали в воскресенье до полудня ягоды собирать!
Те очень испугались:
— Уж очень ваши собаки злые...
— Не бойтесь, идите сюда!
Подошли они к пани, та собак успокоила и отсыпала им пригоршню золота.
— Пожалуйста,— говорит,— вот это тебе, а это — тебе.
И той и другой дала и говорит:
— Вы тут посидите, а я пойду с собаками погуляю. А там есть гора, орешником поросшая.
Остались они вдвоем и думают: вон как много денег им досталось. Как бы мужья, увидев, не испугались.
Развязали они платочки и сложили туда золото. А пани все нет. Они и скажи: возьмем-ка еще. Только дотронулись — исчез и кораблик и деньги. «Пропало так пропало,— думают.— В платочке-то осталось!»
Хватились — нету денег, только мыши снуют! Испугались ягодницы, домой убежали и о платочках позабыли.
Tags: Народные сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments