Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Кошка Дюдюка увидела снег. Сказала:
-Аааа! - и посмотрела на меня с укоризной. Как будто вот это белое за окном является моим прямым упущением или недосмотром. Эти люди так тупы и неосвершенны, допустили это холодное, мерзкое, наверняка мокрое и противное.

А вчера ночью была восхитительная метель и я вспоминала, как моя Фрейя-Катерина на "Сказках Дании" чуть не ушла в метель - потому что больше некуда было.
Потому на тот момент у нее не осталось почти ничего - а люди, которых она считала своей семьей, перестали таковыми быть, и потому что христиан в городе всего-то епископ, ударившийся в ересь, сама Катька, ее господин - и та девочка.
Ну да, она чудовище и не человек совершенно. Но христианка, этого не отнять. И ей это действительно важно - в отличие от большинства тех, которые не чудовища. А что чешуя и щупальца, так мало ли, у кого какой недостаток в одежде, как говаривал один знакомый лис на другой игре. У Фрейи, например, шерстка и хвост - и что, это делает ее менее человеком? Да. еще, кажется, еще один молодой оборотень.

И как все же не ушла, потому что двое хороших людей позвали ее в свою семью, Фрейя вспомнила о котятах, и жизнь обрела смысл.
... Которых еще, между прочем, крестить и катехизировать, потому что она загуляла с человеком. Ну, почти человеком. Обычные коты ее не интересуют - это было бы зоофилией (и она даже может процитировать соответствующую главу!). Значит, и дети будут людьми - по крайней мере время от времени. И ей придется объяснить ей про Бога и как быть христианином, будучи при этом оборотнем в человека. Ну или котом-оборотнем - в этом странном мире, где люди верят в науку, не верят в говорящих кошек, воображают себя лучше всех, и при этом творят с собой и друг другом разные странные вещи.

Сама Фрейя считала себя человеком. Крещеным человеком. А про людей вокруг думала порой всякое. Иногда настолько всякое, что в пору идти на исповедь. Пойдет, куда деваться.

...Один из самых ярких моментов игры. Кошка пытается объяснить человеческой деве, совсем молоденькой, что если молодой человек общается с ней, не смотря на то, что у нее чахотка, все делает, чтобы деву вылечить, сидит с ней, утешает - то да, это значит, что она ему, как минимум, нравится. А в голове вдруг всплывает совсем другая история. Причем всплывает именно у персонажа - и я понимаю, что кошка, убившая Окиту - это тоже я. И не важно, что этого еще не было - ну, значит, другие жизни могут помниться в обоих направлениях.
И значит, я ему кое-что должна.
Значит, никто из моих от этой болезни не умрет.

...Значит, сейчас я подойду к этой (совсем другой) девушке, и попробую ей помочь чем смогу. И не важно, что я ее никогда раньше не видела. И то, что она чудовище - тоже не важно.
Чудовищами Катька считала кальвинистов. Даже не так - видела, чувствовала. Они даже пахли иначе. Она тоже была из немножко другой сказки.
Tags: okita souji, shinsengumi, Госпожа Фаненквэ, Кошки, Ролевые игры, Сказки, Шисское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments