Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Немножко про Котика и сопутствующие обстоятельства.

Для начала – это тот же мир, в котором Виверна, Полуостров, Империя и все остальные. И даже примерно то же время – точно пока не скажу, но на момент, когда Котик встретил Змеедеву, Киэрану около семи лет. Плюс-минус лет пять, вряд ли больше. Даже точка пересечения есть, но я пока не очень понимаю, когда и как один из товарищей Котика ее достигнет.

Котик живет в стране Южных некромантов – название условное, настоящего я пока не знаю. Довольно большая страна, расположенная на юге континента. Населяет ее несколько народов и племен, находящихся на самых разных стадиях развития, или как это назвать. Отличается образ жизни, способы ведения хозяйства, представление о ценностях, о том, что вообще можно и что нельзя...

Map_lines_color_lands_for

Где-то есть университеты, изящные искусства, каменные башни, оранжереи, интеллектуальные игры – а не так далеко думают о том, как дожить до следующего урожая, чем или кем задобрить горных духов, напасть ли на соседний городок, пока они на нас не напали, или чуть позже, когда урожай соберут – и считается нормальным, например, продать в рабство сироту-падчерицу, чтобы не тратиться на приданое. Не потому даже, что иначе не выжить, а потому что это отличная возможность купить какие-то полезности в дом, в том числе наряды родным дочкам...

Не так давно оно явно было единой страной, с администрацией, школами, законами, какими-то службами, занимавшимися просвещением окраин – врачей туда посылали, учителей, миссионеров... И уж точно должны были донести до них, какие у нас в стране законы – в частности, рабство запрещено, и человеческие жертвы, и еще многое. А сейчас там даже с администрацией почти никак, даже налоги с них собирают от случая к случаю.

Видимо что-то там у них случилось, стало не до многого. Не знаю, было ли какое-то событие, после которого все стало так, или само собой захирело. Ближе к центру удается поддерживать уровень порядка и цивилизации, к которому привыкли жители, чуть дальше – еще какой-то, еще дальше – ну, как получится.
Причем ощущение такое, что в части земель эти порядки поддерживается отчасти по привычке, а отчасти теми кто этого хочет, кто готов вкладывать в это силы, кому важно что мы живем в такой-то стране, у нас есть король и законы, мы живем по ним, а не как попало. Если местным правителям это не важно, значит, подвластные им земли относятся к этой самой стране скорее формально, и то пока никто из соседей не позарится.

Map_lines_color_lands_for11

Там, где башни, искусство и университеты, смутно знают, что да, есть у нас какие-то окраины и там как-то живут.
Изредка туда даже ездят.
Кто-то даже возвращается.
...Вот – привез пару шрамов, несколько странных каменных артефактов, плетеный коврик с ярким узором и девочку, которую продали родные – нет, не от голода, они, конечно, бедно живут, но не настолько. Просто родичи не хотят кормить сироту, или там сводной сестре нужно приданое собирать...
Хорошая девочка, зашуганная только. И все время норовит принести пользу, как будто ее кормят только за это... Ну, что – отмыли, приодели, подлечили, отдали в школу при университете – кстати, она там не одна такая.
Не факт, что девочка выйдет замуж за князя, или там профессора, но, если захочет, может сама стать профессором. Или кем захочет. И все у нее будет хорошо, если только она не решит вернуться в родные края – учить там, лечить, родных навестить...
Ей будут, мягко говоря, не рады – как любому, вернувшемуся с того света.
Справедливости ради – мало кому так везет; большинство таких девочек будет продано в соседнюю деревню, жизнь у них будет очень тяжелой, и, скорее всего короткой.

Да, еще в столице есть король – и большинство жителей, даже на окраинах, знают об этом, но мало кто в курсе – и мало кому интересно, что он вообще из себя представляет, король это или королева, как его зовут, что он за человек и человек ли вообще. Для многих это фигура скорее легендарная, отчасти символическая, нечто далекое и полусказочное.

Есть окрестные области, с которыми вполне себе взаимодействуют, собирают с них налоги, их представители приезжают в города учиться и торговать, с ними ведут дела, их неплохо знают и они воспринимаются как вполне свои. И есть более или менее дикие окраины, в частности, жители Пестрых или Птичьих гор с которыми взаимодействуют от случая к случаю; те самые, от которых иногда и возвращаются. Ощущение такое, что никто из соседей их еще не завоевал просто потому, что руки не дошли, или они никому особо не нужны. При этом в столице даже вполне понимают, что надо бы начать брать с них налоги, как-то просвещать, порядок там навести, напомнить им про законы и все остальное, чиновников посадить, школы-больницы построить... Для начала неплохо бы выяснить, кто там вообще есть и как они живут, хоть переписать их. Но все как-то не до того – то поэтические состязания, то день рождения принцессы...


И отдельно есть северное пограничье, жители которого непосредственно контактируют с соседями и периодически вынуждены защищаться от набегов... Вот там-то и живет князь-некромант по прозвищу Котик.

При дворе о том, что делается на границе, имеют достаточно смутное представление. Не то, чтобы очень далеко – просто это не то, чем принято интересоваться. Иногда оттуда кто-то приезжает, например, делегация князей или вождей – это большое событие, в их честь устраивают праздник, балы, иллюминацию, что там еще – раз уж не получается игнорировать. Если пограничные лорды просят помощи против внешних врагов, их принимают с почетом, заверяют в том, что их тяжкий труд на благо родины невероятно ценится, король им очень благодарен – и отпускают с миром. Могут меч волшебный подарить или пару артефактов, каких не жалко. Или отправить им на помощь какого-нибудь троюродного принца с дружиной, мага, которому дома не сидится, или даже генерала, который достал уже.

При дворе, и вообще у жителей цивилизованных центральных областей эти пограничные князья с одной стороны вызывают уважение, порой даже восхищение, с другой – внушают смутное беспокойство. О них сочиняют поэмы, пишут романы, многие юноши мечтают сражаться бок о бок с тем или другим полу легендарным героем... Но при встрече они, как правило, вызывают смутное разочарование – не соответствуют образу, чего-то хотят, говорят о неприятных вещах – не как он саблей троих на скаку и фаерболом сверху, а что если эти вот соседи перейдут такую-то реку, о которой здесь никто не слышал вообще, то погибнет множество наших людей, а еще мы потеряем столько-то земли... Об урожае, припасах и прочих не слишком романтических вещах.
То самое:
– Хватит вам об о оружии, давайте уже о тряпках!
– Ну, давайте... Ты где поддоспешник заказывала?
Не, Котик может и о тряпках, и вообще поддоспешник, это в некотором роде, станки. Но окончательной победы не предвидится, а для того, чтобы продержаться еще сколько-то, нужны не парочка героев из столицы, уверенных, что они тут самые-самые, а еда, оружие, доспехи, лекарства разные...

...То есть все, как правило, понимают,что эти самые князья с немалым трудом сдерживают границы, ими восхищаются, о них пишут романы, они герои и все такое, но помогать им никто не собирается. Хотя бывает и так, что король собирает войско и сам идет в поход на врагов, но, скорее всего, это будет разовое мероприятие, о котором долго будут петь в балладах... А жители пограничья будут поминать его недобрыми словами, потому что не вовремя, не на тех – совсем не факт, что король поинтересуется у этих самых пограничных лордов, на какого именно врага стоит идти войной, делать ли это именно сейчас и так далее.
...А вообще, могут и отравить особо настырного пограничного князя, имеющего наглость чего-то требовать – что он тут, в самом деле?! У нас тут ежегодный конкурс стихов, посвященный богине солнца, дамы наряды новые шьют к празднику, а он тут со своей войной, деревнями, дикарями, припасами и прочей ерундой неинтересной. Не, они, конечно, полезные, но одним больше, одним меньше – какая разница?
...Кроме того, если такой князь становится слишком сильным и влиятельным – или, во всяком случае, возникает такое предположение, то его могут и устранить, или хотя бы попытаться. Ну, так, на всякий случай. И для этого даже не зазорно договориться с врагами, от которых он и защищает – с шансами, так погиб котиков дед, и я не уверена, что к смерти котикова папы двор точно-точно не имеет никакого отношения.

Сами пограничные правители, напротив, короля чтят – особенно те, кто не видел и при дворе не был. Для них он олицетворяет идею, законность, стабильность – и мир, каким он должен быть, за который стоит воевать. За то, что, пусть, у них, здесь, все непросто – но где-то еще люди живут более-менее правильно, соблюдают законы, дети учатся, магия делает жизнь лучше, народ спокойно трудится, занимается разными интересными делами, стоят прекрасные города с высокими башнями, фонтанами и садами, нарядные девы танцуют под звуки флейты на широких мощенных площадях, можно сидеть в кафе и писать фанфики, соревнуясь, кто красивее...
Значит, мы тут не просто так, мы делаем очень важное дело, защищаем не только свои деревни, но и границу большой страны, с культурой и идеями, мы нужны и не одни...

Котик время от времени посылает ко двору подарки, делится добычей – и о короле отзывается только хорошо. Хотя, кажется, более-менее представляет себе ситуацию.
Но короля, насколько я понимаю пока, действительно уважает, для него это важно. Впрочем, нынешнего короля его папа знал лично, и сам он, кажется, тоже.

До недавнего времени лорды северного пограничья жили как себе придется, но около 60 лет назад они создали некое объединение, первым главой которого стал дед Котика.
Видимо, причиной было то, что нападения со стороны Золотых Песков стали чаще и организованней, ну и стало понятно, что если действовать поодиночке, нас надолго не хватит. Знаю, что среди инициаторов этого дела был Котиков дед, один из наиболее крупных князей-некромантов и прочих лордов пограничья – он же стал первым его главой. А так же его побратим, жена побратима, возможно, Котикова бабушка.

Им удалось объединить пограничных князей-магов, организовать оборону, заодно и установить на своих землях более-менее твердые порядки, во всяком случае, заявить об этом. Не знаю, как король к этому отнесся – возможно, понял, что иначе никак, поэтому подтвердил и заверил в своем благоволении – а кто-то из его родни или советников, увидев, что оно не распалось, что они более-менее успешно отбивают набеги, через какое-то время послал убийц к дедушкиному побратиму (у меня ощущение, что их перепутали) а позднее, возможно, организовал убийство самого дедушки (?)

С тех пор они как-то держатся, кто может и хочет – воюет, кто почему-то не может – помогает воюющим деньгами, припасами, людьми и всем, чем может.


Соседи.

На севере у нас большая страна, населенная змеелюдами. Ну, что можно сказать – народ очень доброжелательный, гостеприимный, набожный, несколько ленивый и пофигистичный.
Это южная ветвь, у них никогда не было тех же проблем, что у северных сородичей, они в своей стране доминирующий вид и на первый взгляд у них все как бы и неплохо. На самом деле их народ вступил в фазу гомеостаза, а кое-где для полного счастья сохранились пережитки обскурации. Другими словами, это очень старое, вырождающееся государство.
Да, я не помню, говорила или нет – в этом мире в той или иной степени работают законы этногенеза, описанные в книгах Л. Н. Гумилева. Во всяком случае, так предполагалось.

Их мудрецы об этом знают – они вообще одни из немногих, знающих, как что работает. И им эта ситуация очень не нравится – но изменить ее они не могут, понятное дело, хотя очень хотят – но тут либо молиться, либо, пытаться что-то сделать какими-то хитрыми магическими способами. Вот, Змеедева, невеста Котика, в частности, над этим работает. Подозреваю, что головы на хвосте – своего рода искусственно выращенные хранилища информации. В одной "Этногенез и биосфера", в другой всякие гипотезы на тему, в третьей информация о фазах...
Но не очень понятно, как можно эту ситуацию изменить и можно ли вообще нашими силами, а главное, не было бы хуже. Они пытаются что-то придумать – и в то же время очень боятся, что более молодые и хищные соседи их съедят. И по этому поводу их правители, зачастую, предпринимают всякое – например, периодически их агенты (в т.ч. из местных) устраивают в соседних странах диверсии и прочие пакости. Например, если убить князя, фактически охраняющего границу одной из соседних стран с какой-нибудь другой страной, между ними, с вероятностью, случится война, таким образом, тем и другим какое-то время будет не до нас. Ну так, чисто на всякий случай... Они понимают, что как бы и нехорошо делать такие вещи без крайней на то необходимости – но тут ведь как, они моложе и сильнее, могут расправиться с нами, или причинить нам немало неприятностей, если захотят...

Вот так выглядят падение у змеелюдов.
То есть оно может выглядеть и так.

Есть у меня подозрение, что Оюми, змеелюд-полукровка, старший над котиковыми учениками, изначально был таким вот диверсантом, посланным с какими-то нехорошими целями. А потом передумал.
Рано или поздно у его начальства дойдут лапы и оно попытается что-то с этим сделать.


На северо-востоке (восток слева, потому что солнце ходит слева направо) – те самые Золотые Пески. Собственно, они когда-то добывали золото в горах около леса, отсюда и название. В настоящее время шахты, кажется, уже почти выработаны.

...Город Йирингай, благоухающий розами и жасмином, знаменитые парки и скульптуры Лланасаэрта, эльфийские сады Миирре, отважные караванщицы Ллайдере, искусные колдуньи Эраннеа и Эйемери, университеты Айгортэ и Теммуалы, невероятной красоты башни города Маарингэ – говорят, их строили эльфы... Искусные ремесленники Вистаана, золотые украшения из Айсаллаэ, роскошные ковры и узорчатые ткани из Ллаверганта, зверинец короля Наариэ, где собраны существа со всего света... Город Хаштаарна, известные своими воротами, на которых изображены всевозможные драконы, а так же храмом Малахитовой Лягушки – любой раб, добравшийся до его алтаря обретает свободу, а несправедливо обвиненный и преследуемый – защиту. Амиттаэ, славящийся танцующими фонтанами, фресками дворцов и храмов, акведуками, стоящими с незапамятных времен, лесное святилище и оракулы Наргаара...

Богатая страна, точнее, союз крупных городов-государств, городских республик, полукочевых племен и мелких княжеств, населенных родственными народами. Союз не то, чтобы прочный – они постоянно ссорятся, интригуют друг против друга, воюют, устраивают друг другу мелкие диверсии и прочие пакости – но бывает и так, несколько городов объединяются против кого-нибудь еще.
Живут караванной торговлей, ремеслами, отчасти добычей золота, какие-то у них научные разработки, магия тоже развита.
А вот хлеб они ввозят от соседей, в основном, от змеелюдов, мясо и молочные продукты частью свои, частью покупают у пастухов из страны некромантов. Вообще, с земледелием у них не очень, хотя есть сады, виноградники на склонах гор и у моря, огороды, небольшие поля... Такое ощущение, что они не очень любят землю, то ли не считают ее вполне своей, то ли просто почему-то не берегут, им хочется получить большой урожай, поэтому они периодически развлекаются всякими экспериментами, истощающими землю. А потом жалуются, что ничего не растет, что на них наступает пустыня, а виноваты в этом коварные змеи и злобные некроманты.
Несколько времени назад что-то у них произошло – то ли они изобрели особенно навороченный железный плуг, то ли заклинание, в несколько раз повышающее урожайность. Толком не проверили, распахали степь, вырубили лес где смогли дотянуться, извели местных фаэри – зачем они, раз леса больше нет, да и вообще, у нас продвинутое земледелие, мощная магия и железный плуг. А потом оказалось, что земля почему-то истощается, магией проблему не решить. Ну или нужно очень много магов, или очень много энергии и даже если перебить всех рабов и пленных, этого не хватит. И с феями мы поторопились, они бы очень нам сейчас пригодились, да только оставшиеся почему-то не спешат возвращаться... Но почему-то этим людям очень трудно признать, что они где-то в чем-то ошиблись или были неправы, им проще обвинить в своих бедах кого-нибудь другого.

По другую сторону залива – древние царства, жители которых считают себя прямыми потомками и наследниками жителей древнего, прежнего, высокоразвитого мира, а остальных, соответственно, дикими, с которыми можно не считаться – со всеми вытекающими. Время от времени от них тоже можно ждать какой-нибудь пакости. Например, спровоцировать одно племя напасть на другое, чтобы потом по дешевке скупить рабов? У них какая-то очень своеобразная этика. В частности, именно они ставят эксперименты на живых-разумных и похищают для своих исследований жителей других миров.

Ситуация на границе.
С одной стороны – объединение мелких лордов под властью князей-магов (как правило, лорды тоже маги) С другой – примерно такие же лорды, причем некоторые из них пользуются поддержкой крупных городов-государств. С одной стороны это удобно – им могут дать денег, наемников, припасов, еще чего-нибудь нужного и полезного. С другой – представители правителя или городского Совета могут потребовать от них определенных результатов вот прямо сейчас. И зачастую эти требования могут идти вразрез с их собственными интересами, взглядами, убеждениями, местными обычаями и т.п.
...Пойти в наступление вот прямо сейчас и одержать какую-нибудь славную победу к празднику, или там королевским именинам, не важно, что река разлилась и переходить ее в это время года очень опасно. Даже лучше – будет героическое превозмогание, а погибнут, так не беда, лордов много, если что, всегда можно поставить нового.
...Нарушить соглашение, немедленно напасть на кого-то, с кем временно помирились разобраться с соседом и союзником, отказавшимся слушать представителя Совета, или связанного с другим городом. Не важно, что с этим человеком мы сражаемся бок о бок, а господа-из-города приезжают только когда им от нас что-нибудь нужно. А нарушение мирного договора очень не понравится местным жителям, которые как раз в это время выменивают у крестьян с той стороны что-то очень нужное. И нет, нельзя их всех казнить, потому что именно от них пограничный лорд получает припасы, новых дружинников и так далее. А человека, нарушившего слово, перестанут уважать как свои, так и враги. И в следующий раз предпочтут договориться с кем-нибудь другим.


Была ли благородная война?
Северное пограничье с его степями и саваннами – большой край со своими обычаями и представлениями о должном и не очень. Причем эти представления примерно схожи по обе стороны границы – страны-то разные, степь одна, племена, зачастую, родственные. Не зря Котик сходу определяет, какому племени принадлежит девушка из гостевого дома, что она должна уметь, что ей можно предложить и так далее.

Так что есть какие-то общие понятия о том, как должно себя вести просто чтобы оставаться приличным человеком. Разумеется, со своими ведут себя иначе, нежели с врагами, во время перемирия есть свои правила... И касательно чужеземцев, изгнанников, путешественников, тех, кто на нашей стороне, но нам не друг, ну и так далее.
Но есть законы степного гостеприимства, обязательные для всех, соблюдающиеся в отношении как своих, так и врагов. Потому что реки меняют русла, страны – границы, князья или племена иногда переходят на сторону другого правителя, но должно в этом мире быть что-то незыблемое, как земля и небо, именно так это и воспринимается.
Накормить голодного, помочь заблудившемуся в степи или оставшемуся без лошади, напоить жаждущего, вернуть товарищу потерянную вещь, не трогать тех, кто не причастен к распре (караванщицы не в счет, с ними отдельно договариваются – ну или как-то иначе). Известно несколько историй о том, как жена, мать или дочь какого-то лорда попала в руки врагов, ее хорошо приняли и с почетом вернули родственникам. Про котикову бабушку, в частности, такое рассказывают – если это правда, я не завидую пленителям. Котик сам каких-то дев возвращал с почетом и подарками, его отец тоже. По разному заканчиваются такие истории – кто-то с кем-то по этому поводу помирился или наоборот рассорился, где-то случилась любовь, взаимная, или нет... Но тех, кто не участвует в сражениях, особенно детей и женщин, обижать не принято – тех, кто участвует, вообще, тоже, особенно если вот сейчас войны нет, он не попался на диверсии, или между ними нет какой-нибудь особой вражды. (Хочу историю или словеску о том, как эльф Аргайль попался по неосторожности кому-нибудь из соседей с враждебной стороны.)
Лорд, отпустивший убийцу своего родича со словами "встретимся в бою", или предложивший решить дело поединком, будет пользоваться заслуженным уважением и своих, и чужих.
...Если только тот убил родича в честном поединке или в бою. Если это было предательство, подлое убийство, если родича взяли в плен, поиздевались, искалечили, замучили, тот, кто это сделал, перестает считаться порядочным человеком и не может рассчитывать на хорошее к себе отношение. Вообще, пленного можно убить или отпустить, можно торжественно казнить, а вот мучить не принято.

Вражда враждой, но все равно какое-то взаимодействие, есть репутация, действенная для своих и для тех, кто на другой стороне.
Злодей не только нарушает законы мироздания, чем уже несколько портит этот мир, способствуя его разрушению, но и открывается для ответного действия. У него тоже есть близкие, он сам или его люди тоже могут оказаться в сложной ситуации, с ним или его близким могут поступить схожим образом. Но поскольку этим они в свою очередь, пятнают себя, показывая, что они сами немногим лучше, то скорее всего, его просто убьют, причем, с хорошими шансами, свои. Или перестанут с ним общаться, иметь с ним дело, приглашать его куда-то, давая понять, что он выпадает из числа своих, его перестают считать своим.

Проблема в том, что для жителей городов все это скорее дурацкие степные предрассудки местных жителей, что своих, что чужих. Если что, они, конечно, могут сказать, что по вашим обычаям принято меня накормить-напоить-отпустить, но не постесняются отплатить злом за добро и будут считать, что проявили хитрость, отчасти даже доблесть. Они меня накормили-обогрели, а я им колодец отравил, вот какой я молодец! Для них вражеские женщины, дети и прочие крестьяне во-первых резерв врага, во вторых как бы отчасти как бы и не вполне люди, не в той же степени, как наши.
У них свои правила, свое представление о хорошем и плохом. Более утилитарное, что ли – враг не подходит под категорию того, с кем нельзя поступать плохо или некрасиво, к кому применимы какие-то обычаи. Да и соотечественник – далеко не всегда. Убивать детей и некомбатантов, наверное, нехорошо, но не тогда, когда это родня врага, изменника или мешают. Или выгодно...

Пока пограничные лорды Золотых Песков сражались своими силами, героически защищали свою страну от злобных некромантов и не менее героически ходили в набеги, это было как бы их личным делом – как и с кем себя вести, соблюдать ли законы и обычаи. Бывало, само собой, всякое, но в общем и целом этих обычаев придерживались. В конце концов, если мы не трогаем их крестьян, женщин, развлекающихся охотой, домочадцев каких-нибудь, едущих на ярмарку, то вправе рассчитывать на то, что и наши крестьяне, девы и путешественники скорее в безопасности.
Обидчик покажет себя таким негодяем, которому свои же руки не подадут, а то и прикончат – бывало, что подобных злодеев выносили сообща, свои, чужие и кто-нибудь еще.

...Потому что все ходят в лес, охотятся, ездят гости и по делам, без этого не прожить. А с ее братом мы выясним отношения поединком или дружина на дружину, а то и вовсе забьем, пока в этом нет необходимости. В конце концов, война войной, но с благородным врагом, от которого примерно знаешь, чего ждать и на что рассчитывать, иногда проще взаимодействовать, чем с кем-то, кто условно на твоей стороне, но на деле смотрит на мир совершенно иначе, и которому нет дела до здешних законов и понятий, но который имеет право требовать.
...Приезжает какой-нибудь представитель Совета, который ничего в нашей ситуации не понимает, да и не надо ему это, и хочет, чтобы мы убили заложников, да еще каким-то особо мерзким и бесчестным способом, с использованием темной магии, например. А если откажешься, есть шанс впасть в немилость, а то и убьют.
...Кстати, у тебя племянница учится в академии чего-то там – и ты точно не хочешь сделать как мы велим?

Пограничные князья Золотых Песков с одной стороны связаны с местными жителями, те составляют большую часть их дружину, поставляют им продукты и все прочее. Часто они сами происходят из какого-нибудь здешнего племени, женятся на местных, они живут тут же, знают местные проблемы, а народ знает их. Скорее всего, знал их родителей, а то и дедушек-бабушек. Это не просто люди из деревни - это бабушкина, мамина (а значит и моя) родня, друзья детства, семьи дружинников, названные и сводные братья.
Так что местные законы и обычаи, это и их обычаи тоже. Кроме того, им жить среди этих людей, общаться с ними, им необходимо уважение местных жителей.
А с другой они в подчинении у городских республик и, если кто-то из них не выполнит то, чего от него хотят и не сумеет договориться, внятно объяснить, почему вот этого он делать не будет (или его не захотят слушать), то могут с неугодным князем расправиться, попытаться заменить его кем-нибудь более покладистым.

Так что Котик отчасти прав, говоря, что если бы не разобщенность врагов, им пришлось бы плохо.

"Благородная война закончилась до моего рождения"
У лорда Сервала, папы котика, было две сестры. Младшая, Ящерка, уехала в эльфийский лес и о ней речи пока не будет – а старшая, имени пока не знаю, вышла замуж, было у нее двое детей, ожидала третьего. Как-то раз, когда она поехала на охоту, ее подстерегли враги брата – сам он как раз воевал далеко от дома.
Вообще, по идее, ей ничего не грозило – но кто-то из врагов брата сговорился с посланцами Совета одного из городов, поэтому у нее выпытали информацию о том, что жена брата вот-вот должна родить (собственно, Котика и его сестренку) и заставили написать брату письмо, что родилось что-то странное, родня склоняется к тому, чтобы убить монстра и жену заодно.
Вот тут я, правда, не уверена – возможно, им это все же не удалось, так что ее убили, а информацию узнали из ее крови – колдуны города Ивейна могут, используя кровь человека, получить сведения о его родственниках, даже такие, которых он не знает, или тех, которых еще нет на свете. Более того, с помощью этих чар они могут, если им будет интересно, узнать когда родятся дети Котика, и даже попытаться как-то на это повлиять.
Или скрепить кровью заклятие, действующее на родственников человека, – например, чтобы они поверили, что письмо написала именно она.
И отослали брату, который как раз где-то воевал. А в замок отправили еще одно письмо, якобы от него и так же зачарованное, с приказом убить жену и дитя. Но, по счастью, несколько промахнулись в сроках, или не уточнили, что "совсем скоро" может быть месяц, а то и больше – опять же, кошкодева могла и не знать, как это у других, так что письмо привезли, когда дети еще не родились. Бабушка тут же отправила жену в безопасное место, во Вращенцы, откуда та была родом. Они как бы и поверили, хотя им все это показалось странным – и привезли чужие люди, хотя письмо, словно бы и его лапой писано... Словом, сомнения у них были, а главное, даже почти поверив, что лорд Сервал почему-то велит убить любимую жену и дитя, они не обязаны были слушаться, тут уже их выбор. Так и получилось, что Котик с сестрой родились во Вращенцах. А Сервал, получив письмо, тоже понял, что там явно не все ладно и, как только смог, оставил воевать побратима, вернулся в замок выяснять ситуацию, получил от матери сковородкой по голове – потом выяснили, конечно. Он вернулся воевать дальше, а потом, победив врагов, приехал в город за женой, долго объяснял, уговаривал...
Да, он убил почти всех из тех, кто это непотребство устроил, кого тогда кого позже. А тем, кто возражал, тоже не повезло – некоторых из них так или иначе убили свои же. Но я не уверена, что ему удалось добраться до колдуна – и, если у того еще осталась кровь, то Котик, собираясь жениться, очень рискует.


Да, еще немаловажный момент – для большинства ближних и дальних стран – гоблинов, той же империи, гномьего королевства, и даже для большинства жителей полуострова Тхаа Золотые Пески – единственное в тех краях крупное человеческое государство, культурное и цивилизованное, с которым можно иметь дело.
Змеелюды, конечно, в целом народ добрый и набожный, но они хитры, загадочны и очень уж умны от них можно ждать всякого.
А некроманты – они странные уже потому что некроманты. Тот, кто не испытывает почтения к смерти, вряд ли будет ценить жизнь, свою или чужую, а уж человек, способный ради каких-то своих целей потревожить дух родича, это вообще вне всякого понимания... И кровь мешают абы с кем, и в семью принимают без разбора; там половина, может, уже и не вполне люди... Нет, мы нормально относимся к нелюдям, конечно но нельзя же настолько наплевательски!
Да, в Золотых песках нету единого правителя, зато есть несколько крупных городов, можно договориться, не с одним так с другим.
...А что они там на границе кого-то обманом захватили в плен и замучили, так это стычки пограничных лордов, наверняка пострадавший немногим лучше. И что они делают с пленниками из лесных княжеств – ну так у них война и вообще кто знает, может, на самом деле все не так плохо... Да и те лесные жители тоже какие-то странные, выглядят людьми, а на деле, кажется, не вполне.
Не то, чтобы "они хорошие, цивилизованные, более свои, полезные, им можно", а скорее это их внутреннее дело, да и не очень знают, не слишком это интересно.
Нет, если бы, скажем, Киэрану пришлось иметь с ними дело, он бы постарался выяснить, в чем там дело, кто, с кем что делает, почему и за что. Хотя бы ради информации – чего от них можно ждать. Но Киэран не политик, он простой честный файтер (и тоже, кстати, принимал в семью всяких разных, правда, не "кого попало", а "кого счел нужным"). И, возможно, он сказал бы, что какими бы ни были плохими жертвы и пленники, а такие вещи пятнают самих мучителей в первую очередь. Но всем остальным, даже тхаари, с их презрением к насилию все это как бы далекие мелочи, до которых нам нет дела. Почти.
Tags: Библиотечные сказки, Миростроительство, Мои тексты, Тот Мир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments