Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Еще сказочки:)

Для aikr
(свернувшаяся змея)

Кум Матей и кум Иржи
Чешская сказка

Как-то в праздник собрался кум Матей навестить своего друга, кума Иржи. Неподалёку от дома кума Иржи повстречал его сынишку.
- Что твой отец делает? - спрашивает.
- Да вот только что собирался обедать, а когда увидел, что за гумнами вы идете, встал из-за стола и велел все кушанья убрать.
- А что так?
- Отец говорит, что вы у нас много бы съели, так лучше пусть мама всё спрячет.
- И куда же она всё попрятала?
- Гуся в печурку, окорок на печь, колбасы с капустой на шесток, пироги в шкаф, а два жбана пива под лавку.
Кум Матей не стал больше расспрашивать мальчика, усмехнулся и пошёл своей дорогой.
- Здорово, кум,- приветствовал его Иржи, когда гость перешагнул через порог.- Вот жаль, что не пришёл ты на минутку раньше: мог бы с нами пообедать. А мы только-только из-за стола. И, как нарочно, сегодня у нас ничего от обеда не осталось. Не знаю, чем тебя и угостить.
- Никак не мог я, милый кум, раньше прийти. В пути задержался. Понимаешь, приключилось со мной по дороге чудо.
- А что такое?
- Иду это я за гумнами, смотрю - ползёт в траве большущая змея. Ну, думаю, надо убить. Убил, посмотрел потом - ну и удивительная змея попалась! Голова огромная, не меньше того окорока, что у вас на печи лежит. Сама толстая, вроде гуся, который у вас в печурке спрятан, и длинная, как колбасы, свёрнутые вон на том шестке. И что же ты думаешь: мясо у неё оказалось белое-белое. Точь-в-точь, как сдобные пироги, запертые у вас в шкафу. А крови из той змеи вытекло столько, сколько пива в двух жбанах, что там под лавкой стоят.
Хорошо всё Матей разузнал!
Стыдно стало куму Иржи за свою жадность. Велел он жене всё на стол ставить и гостя потчевать.

Дух, меняющий людей
Сказка Океании

Жили далеко в горах мать с маленьким сыном. Никто никогда не навещал их, даже охотники держались от этого дома подальше. Это было странно, потому что женщина была дочерью вождя и отличалась редкостной красотой. Все дело заключалось в том, что сын, которого она родила после смерти мужа, оказался крошечным змеем.

Вождь острова Ревы очень любил свою дочь, но когда у нее родился змей, испугался, подумал: уж не ведьма ли она.
Вождь позвал дочь к себе и сказал:
- Я всегда любил тебя и гордился тобой. С радостью я наблюдал, как ты вырастала из ребенка в девушку... Мне было жаль тебя, когда утонул твой муж, но я был рад, что ты вернулась жить ко мне. Когда мне сказали, что ты станешь матерью, я был счастлив. Теперь я узнал, что мой внук - змей, и мне очень тяжело.

Дочь только вздохнула и ничего не сказала.
- Это не твоя вина, - продолжал отец, - но я не в силах вынести возле себя змея.
Это ужасное горе причинил нам Дух-который-меняет-людей. Я повелел построить для тебя дом в горах. Слуги доставят тебе много еды и разобьют огород.

Молодая мать робко наклонила голову:
- Я не хочу уходить от тебя, отец!
- Так оставайся со мной, - сказал он. - Я велю охотникам убить мальчика-змея или унести его в лес и оставить там.
- Нет, нет! - закричала дочь. - Я люблю его. Он действительно мой сын. Ведь не его вина, что Дух-который-меняет-людей обратил его в змея. Я возьму его с собой и буду жить в доме, который готовят нам твои слуги.
- Я знал, что ты скажешь так, - произнес вождь грустно. - Возьми же своего сына и уходи. Я никогда не увижу тебя более.

Несчастная мать чувствовала бы себя очень одинокой с маленьким змеем, если бы он, когда ему исполнился только год, не начал говорить подобно обыкновенным детям, он учился разговаривать, ел, спал, смеялся и плакал.
Прошло время, и мальчик-змей вырос. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, он сказал матери:
- Я хочу повидать моего деда. Когда он навестит нас?
- Он никогда не придет сюда, - горестно вздохнула мать.

-Тогда я сам пойду к нему. Покажи мне, где он живет.
- И этого я не могу сделать, сын мой. Почему тебе так хочется увидеть его?
- Я хотел бы о многом поговорить с дедом. Ты всегда была очень добра ко мне, пока я рос, но теперь мне необходимо мужское общество.
Тогда мать рассказала сыну-змею, что он не такой, как все, и поэтому много лет тому назад вождь повелел им жить отдельно.
Юноша-змей долго размышлял об этом, а на другой день сказал:
- Если мой дед не придет сюда и я не могу навестить его, мне следует поговорить с кем-нибудь еще. Давай пошлем вождю весточку, пусть пришлет сюда кого-нибудь.
-Хорошо, -согласилась мать.-Помню, твой дедушка просил в случае, если когда-нибудь мне что-то очень понадобится, зажечь костер. Это будет знак, чтобы он прислал сюда кого-нибудь.

Юноша-змей помог матери разложить костер на вершине холма, и густое облако дыма поднялось высоко в воздух.
В тот же день, немного позднее, они услышали, как кто-то идет к ним по лесу. Вскоре они увидели высокого воина, который вышел к их дому.
-Это Мата-ни-Вануа, главный советник отца, - сказала женщина и улыбнулась: - Ты очень добр, что пришел.
- Я рад навестить тебя, - сказал Мата-ни-Вануа. - Что я могу для тебя сделать?
- С тобой хочет поговорить мой сын.
- Оставь нас, мать, - попросил юноша-змей, - это мужской разговор.
Мать ушла в дом, а юноша-змей заговорил:
- Я уже совсем взрослый, и мне пора оставить мать. Тогда она сможет вернуться к своему отцу и жить счастливо среди друзей.
Мата-ни-Вануа возразил:
- Ты показал себя хорошим сыном, но ты не можешь оставить мать. Что ты станешь делать один? Тебе нельзя уходить отсюда, тебя могут убить.
- Тогда найди мне жену, она будет ухаживать за мной, и моя мать станет свободной.
Мата-ни-Вануа потер рукой подбородок и задумчиво произнес:
-Это нелегко. Не могу представить себе женщины, которая хотела бы выйти замуж за змея.
- Пожалуйста, попытайся! - умоляюще сказал юноша.
-Хорошо. Я сделаю все, что в моих силах.
Мата-ни-Вануа вернулся в деревню и передал вождю разговор с юношей-змеем.

- Возьми каноэ и отправляйся на остров Бау, - повелел вождь. - Когда-то я оказал большую услугу вождю этого острова. У него две дочери. Я уверен, что он не откажет в моей просьбе. Возьми с собой шесть зубов кита. Пусть этот особо почетный подарок напомнит ему обо мне.
Через несколько дней Мата-ни-Вануа сидел на почетной циновке в доме вождя острова Бау.
- Я привез тебе подарок от моего повелителя,-сказал Мата-ни-Вануа, развернул сверток из тапы и показал шесть отполированных зубов кита.
- Подарок великолепен, - восхитился вождь острова Бау. - Что хочет твой вождь взамен?
- Он хочет оказать тебе честь. У тебя две дочери, а у вождя острова Ревы - внук. Он просит отдать за его внука одну из дочерей.
Вождь Бау вскочил на ноги и положил руку на палицу.
- Убирайся, пока я не покарал тебя за подобную наглость! -закричал он. -Твой хозяин вздумал оскорбить меня! Я знаю, его внук вовсе не человек, а змей! Разве не так?
- Так, - сказал посол, - но предложение моего хозяина - вовсе не оскорбление. Смотри, он дарит тебе эти драгоценные зубы кита и напоминает о старой дружбе. У тебя есть две дочери. Все, что я прошу, - это одну из них.
Вождь швырнул зубы на землю.
- У меня тоже есть китовые зубы! - выкрикнул он хвастливо. - Принесите их!
Слуга поспешил подать три отполированных зуба. Вождь выбрал один и протянул Мата-ни-Вануа:
- Прибавь этот зуб к остальным и неси их назад. Скажи вашему вождю, что я отказываюсь от подарка. Он дарит его мне только потому, что ожидает взамен лучший дар.
Мата-ни-Вануа наклонил голову.
- Как тебе угодно! У меня есть еще одна просьба. Можно мне немного побыть на твоем прекрасном острове? Я велю своим слугам передать твои слова моему вождю. Я немного задержусь здесь, пока гнев его стихнет.
- Хорошо, - сказал вождь острова Бау. - Можешь оставаться, сколько пожелаешь. Мата-ни-Вануа не спешил уезжать с острова Бау. Он надеялся повидать дочерей вождя, но сделать это было нелегко - они были хорошо спрятаны.

Однажды, проходя мимо домика в конце деревни, он увидел, как старуха наполняла водой большую калебасу.
- Тебе помочь, бабушка? - спросил он.
- Нет, спасибо, я не нуждаюсь в помощи мужчин, - сказала старуха. - Мне поможет внучка.
Тут по тропинке спустилась юная девушка и помогла бабушке внести колебасу в дом. Мата-ни-Вануа пристально наблюдал за ней; "Так вот где вождь спрятал одну из своих дочерей!"
Каждый день ходил он в тот конец деревни - все надеялся застать девушку одну, и скоро ему такой случай представился: бабушка пошла погостить в соседнюю деревню.
- Я знаю, кто ты, - сказала девушка, когда Мата-ни-Вануа подошел к ее дому. - Ты хочешь, чтобы я вышла замуж за змея, внука вождя с острова Ревы.
- О! Так ты все знаешь о нем?
- Да. Мне очень жаль его. Никому он не нужен. Он, должно быть, очень одинок.
- Но ты бы вышла за него?
- Да, - сказала девушка, - я выйду за него. Но ему придется взять меня без приданого. Ни в коем случае не говори моему отцу. Он не отпустит меня, если узнает.
- Тогда условимся так, - предложил Мата-ни-Вануа. - Мои люди скоро вернутся за мной. Как увидишь каноэ, приготовься. Я отплыву ночью. Когда мы пойдем к скалам, я выставлю факел. Мы возьмем тебя на борт, и все будет хорошо.
Так оно все и случилось.

Вождь острова Ревы едва мог поверить своим глазам, когда дочь вождя острова Бау заявила, что готова стать женой его внука.
Стали готовиться к пиру. Женщины Ревы сплели циновки, изготовили узорчатые полосы тапы. Когда подошел день свадьбы, все нарядились, украсили себя пурпурными листьями, надели красивые пояса из цветов, натерлись маслом, и тела их блестели в свете факелов, когда они пели и танцевали.

Скоро на празднестве появился юноша-змей. Глаза его сверкали, точно горящие угли, а узор на коже был удивительно красив, подобно рисункам на тапе. Он раскрутил свое тело и положил голову на руку невесты. Девушка содрогнулась от этого прикосновения, ведь кожа змея была холодна, как вода в лесном пруду, но улыбнулась ему и утешилась, потому что увидела любовь, которая сияла в его глазах.
Стали они жить вместе в лесном доме. Некоторое время мать змея оставалась с ними, но потом, когда увидела, как счастлив ее сын, переселилась к отцу.

Змей был добр и внимателен к жене. Иногда они гуляли вместе, и змей скользил по траве и сухим листьям.
"О, как счастливы мы были бы, будь он мужчиной!" -думала она, но никогда не говорила так вслух, потому что щадила его.
Однажды утром бродили они по лесу, и змей внезапно остановился.
- Что случилось? - спросила жена.
- Пойдем поплаваем вместе в пруду, - сказал он.
Когда они пришли к пруду, он велел ей сесть на берегу, а сам соскользнул в воду.
Юная женщина долго ждала его, но змей не появлялся. Она перепугалась и заплакала, а пруд был глубок, темен и тих.
- Он умер! - сказала она с печалью, обращаясь к птицам и бабочкам. - Я любила его, но не призналась ему в этом. О, если бы я пошла с ним в воду!
Тут она услышала шаги и повернулась посмотреть, кто это. Перед нею стоял незнакомец, высокий и красивый.
- О господин! - воскликнула женщина. - Не видел ли ты моего мужа?
- Я не видел здесь ни одного человека.
- Но он был не человек, он был змей, но это был мой муж, и я любила его. Он купался в этом пруду и не вернулся. Наверное, он утонул.
- Ты уверена, что любила его? - спросил незнакомец.
- Я любила его всем сердцем!
- Тогда твоя любовь преодолела злые чары Духа-который-меняет-людей.
- Что ты хочешь сказать?
- Я твой муж. Задолго до моего рождения моя мать нечаянно обидела Духа-который-меняет-людей, вот и получилось, что я родился змеем. О жена моя, твоя любовь преодолела силу зла, потому что ты полюбила меня, когда я был змеем, другой Дух-который-меняет-людей вернул мне мой человеческий облик. Мое прежнее тело лежит на дне пруда.
Счастливые, вернулись они в деревню, и люди были рады за них. Счастлива была мать! Счастлив дед! Счастлив и вождь острова Бау, когда услышал, что его зять больше не змей, а настоящий мужчина.
Все были счастливы и устроили еще один свадебный пир с танцами и песнями, и продолжался он, пока не взошло солнце, чтобы приветствовать новый день.

Польза от перебирания четок
Бирманская сказка

Много-много лет тому назад была в одном городе пагода, славившаяся своей чудотворной силой на всю округу.
У подножия этой пагоды находился колодец, а в колодце том поселилась громадная змея, которая покровительствовала людям хорошим и жестоко карала плохих.
В небольшой деревеньке неподалеку от пагоды жили дровосек с женой. Много слышали они о чудотворной силе пагоды, однако им самим еще ни разу не довелось там побывать. Однажды жена и говорит мужу:
– Ко Пхоу До, мы только тем и занимаемся, что трудимся да трудимся. Так больше продолжаться не может! Пора нам и о душе позаботиться. Мы еще не сделали ничего хорошего, и судьба постоянно обходит нас своей милостью. Пойдем-ка лучше в знаменитую пагоду, воздадим почести Будде. Это будет нам и приятно и полезно.
– В своем ли ты уме, Ма Ей Кхин! – воскликнул муж. – Мыслимо ли это? У нас нет никаких сбережений, что заработаем, то и проедаем! Как можем мы бросить свое дело? Однако мне очень неприятно служить помехой твоему замыслу! Знаешь что? Ты ступай одна, а уж я помолюсь в следующий раз. А пока ты ходишь, я буду работать за двоих – за тебя и за себя.
Поворчав немного, жена согласилась. Поднявшись на следующий день ни свет ни заря, приготовила она еду, собрала все необходимое и отправилась в путь.
А был в ту пору как .раз день поста, и вокруг пагоды толпилось великое множество прихожан. Иные подходили к настоятелю монастыря исповедоваться, прочие собирались небольшими группами и что-то оживленно обсуждали. Однако многие прихожане, бродя в полном одиночестве, сосредоточенно перебирали четки, нашептывая при этом молитвы. Ошеломленная всем увиденным, Ма Ей Кхин тоже взяла четки и приблизилась к статуе Будды.
– Тетушка, – обратилась она к стоявшей рядом пожилой женщине, – расскажи мне, пожалуйста, как надо перебирать четки.
Даже не дослушав вопроса Ма Ей Кхин, женщина небрежно ответила:
– Да очень просто. Говори: еду-приеду. Вот тебе и вся премудрость!
Ма Ей Кхин приняла ее слова за истину и, примостившись у подножия статуи, стала перебирать четки, старательно нашептывая «еду-приеду». Так просидела она до позднего вечера, устремив все свои мысли к Будде и бесконечно повторяя единственную известную ей . молитву.
«Какая жалкая и забитая женщина, – подумала змея, – она совсем неграмотная, поэтому и твердит такие нелепые слова. Однако сразу видать, она женщина хорошая, почитает Будду. Надо ей помочь».
И змея одарила женщину множеством драгоценных жемчужин. Радостная вернулась Ма Ей Кхин домой и рассказала мужу обо всем, что с ней приключилось. Часть жемчуга муж и жена продали, а часть решили отдать в дар пагоде. На церемонии подношения присутствовала и та женщина, которая научила Ма Ей Кхин нашептывать «еду-приеду».
Ма Ей Кхин бросилась ее благодарить:
А ведь это вы помогли мне разбогатеть, – сказала она. Вы научили меня перебирать четки, а когда я произносила вашу молитву «еду-приеду», приползла змея и одарила меня множеством жемчуга.
Завидно стало той женщине, и, взяв четки, она на следующий день отправилась в пагоду. Перебирая четки, обуреваемая нетерпением, женщина голосом громким и резким затараторила: «еду-приеду, еду-приеду». Она надеялась, что змея оценит ее рвение и, как и Ма Ей Кхин, одарит жемчугом.
Однако мудрая змея разгадала ее хитрый замысел. Надоело ей слушать вопли нерадивой прихожанки, и, приблизившись к ней, змея зашипела:
– Убирайся отсюда немедленно, а не то я тебя убью.
С воплем «еду-приеду» женщина со всех ног бросилась бежать прочь.

Небывалая змея
Вьтенамская сказка

Жил в старину в одной деревне человек, который больше всего на свете любил хвастаться. Как-то раз вернулся он домой и говорит жене:
– Ты не поверишь, какую я сегодня змею в джунглях видел! Никому еще такая не попадалась! Двадцать тхыоков в ширину, а в длину все сто двадцать тхыоков!
[Тхыок – вьетнамская мера длины, равная приблизительно 43 см. ]
Жена решила проучить хвастунишку мужа. Она недоверчиво улыбнулась и сказала:
– Быть того не может!
– Не веришь? Пожалуй, сто двадцать тх
– Ну, может быть, и не сто, но восемьдесят наверняка!
– Нет,– покачала головой жена,– и такого быть не может.
– Ах, какая ты несговорчивая! А если шестьдесят? Поверишь?
– Нет.
– Ну, сорок? – Не верю.
– Ладно, скажу тебе правду, так и быть! Змея была длиной двадцать тхыоков!
Не выдержала жена, расхохоталась:
– Что же это за змея такая? И в длину двадцать тхыоков, и в ширину двадцать? Выходит, твоя змея-то квадратная!

Глаза змеи
Японская сказка

Жил в старину лесоруб по имени Нихати. Однажды, спускаясь с гор, шел он через рощу. Вдруг видит: что-то черное обвилось вокруг дерева и шевелится как живое.
Не из робких был Нихати, но и его страх пронял. Остановился он, смотрит издали, и что же! Прикручена какая-то незнакомая женщина к стволу дерева черной веревкой.
С опаской подошел лесоруб поближе. Еще страшнее ему стало. Не веревкой привязана эта женщина к стволу, а жгутами собственных длинных волос. Глаза у нее закрыты, словно она без памяти.

Пожалел ее Нихати и, победив свой страх, развязал узлы волос. Упала женщина на траву, глубоко вздохнула и открыла глаза. Была она молода и прекрасна.
— Что случилось с тобой? Кто тебя обидел? — спросил Нихати.
Тут полились у женщины слезы ручьями. Но сколько ни расспрашивал ее лесоруб, она только плакала, уткнувшись в землю лицом, и ничего не отвечала. Постоял, постоял возле нее Нихати и, не добившись толку, пошел было прочь.
Вдруг она поднялась на ноги и позвала его:
— Постой! Подожди!

Нихати обернулся, а женщина просит его: — Не оставляй меня одну в лесу. Позволь мне пойти с тобою.
Неведомо откуда пришла эта женщина, но как покинуть ее в беде? Приютил Нихати незнакомку у себя в хижине.
Живет она у лесоруба неделю и другую, но о том, что с ней прежде было, не говорит ни слова. Нихати больше и не спрашивал: верно, есть у нее какая-нибудь тайна на сердце.
Но однажды решился лесоруб и сказал ей: — Не пойдешь ли за меня замуж? Стану я о тебе всю жизнь заботиться.
— Спасибо тебе за то, что ты меня, несчастную, полюбил,— отвечает она.— Я согласна стать твоей женой, но раньше обещай никогда ни о чем меня не расспрашивать.
— Что было, то прошло! Какое мне до этого дело? Никогда ни о чем тебя не спрошу,— обещал Нихати.

Поженились они и зажили счастливо. Понесла молодая жена дитя под сердцем. Когда пришло ей время разрешиться от бремени, попросила она мужа:
— Построй вокруг дома ограду. И смотри не заглядывай в дом, пока я сама не выйду к тебе с ребенком на руках.

Построил Нихати вокруг дома высокий забор, а сам ушел из дому, как жена велела. Ждет он два дня, ждет три, и напала на него тревога. Места он себе не находит. Жива ли жена? Благополучно ли родила?
Не выдержал он наконец, просверлил в заборе дырку и заглянул...
Тут подкосились у него от ужаса ноги, чуть-чуть он памяти не лишился. Лежит в доме огромная змея. Обвилась она кольцами вокруг младенца.
Насилу опамятовался Нихати, пошел потихоньку прочь. Идет он и горько-горько кается: — Значит, не человек она, а змея! Но уж раз я на ней женился, так тому и быть. Ах, зачем я не послушался, зачем подглядел!

Через семь дней вышла жена из дому с хорошеньким сынком на руках, а из глаз у нее слезы так и катятся.
— Просила я тебя, уж так молила не подглядывать за мной. Не послушал ты меня. До сих пор ничего я тебе не рассказывала, но, видно, придется теперь все тебе открыть. Разгневался на меня горный бог, проклял меня и обратил в страшную змею. Но все же мне было дозволено принять на время человеческий образ. Если бы встретился мне верный друг, полюбил меня и не изменил своему слову, то я бы навсегда осталась человеком. Но не сдержал ты слова! Должна я теперь навеки остаться змеей! Прощай! Я вернусь на дно горного озера, а ты позаботься о нашем ребенке. Береги его!
Смотрит Нихати, а она уже до половины змеей оборотилась. Вместо ног чешуйчатый хвост вьется.
Взял от нее Нихати сына и говорит:
— Ты покидаешь меня! Как же я один выращу нашего младенца? Чем я буду его кормить?
— Когда он заплачет, дай ему вот это. Заменит оно материнскую грудь.

Вынула жена у себя из глазницы левое око и пропала, осталась вместо нее змея. Оглянулась змея на опечаленного Нихати, будто прощалась с ним, и медленно-медленно уползла в горы.

Дал лесоруб своему маленькому сыну имя Ботаро и начал растить его один. Только дитя заплачет, даст он ему вместо соски материнское око. Верно, заключена была в нем великая материнская любовь: сразу ребенок утихнет и улыбнется. Но раз от разу становилось оно все меньше и однажды растаяло совсем.
Как не стало материнского ока, начал Ботаро криком кричать. Давал ему отец и то и другое, ничего не берет. Измучился Нихати вконец. Привязал он ребенка к спине и пошел искать горное озеро. Долго-долго блуждал по лесам и горам Нихати. Вдруг блеснула перед ним в темной лощине вода. Подошел Нихати к берегу и позвал:
— Где здесь матушка маленького Ботаро? Отзовись, покажись! Я тебе сына принес.
Всколыхнулась вода, и выплыла со дна озера огромная змея, слепая на один глаз. Сказал ей Нихати:
— Ребенок наш день и ночь криком кричит. С тех пор как ты ушла от нас, он все время кормился только твоим оком. Но понемногу растаяло оно. Боюсь, умрет наше дитя с голоду. Пожалей его, дай для него другое свое око.

Грустно, грустно отвечала ему змея:
— Хорошо, отдам я и второе свое око, но останусь я слепою и уже не смогу отличать утреннего рассвета от вечерних сумерек. Прошу тебя, каждое утро и каждый вечер звони в колокол возле этого озера. Так буду узнавать я, что настал новый день и пришла новая ночь.
Вынула она из глазницы свое правое око и дала его плачущему Ботаро.
— Заботься о нашем сыночке, муж мой. Тяжко мне расстаться с вами, но лежит на мне проклятье горного бога. Такова моя жестокая судьба! Но я и вдали буду хранить нашего ребенка.
Тут полились у нее из пустых глазниц кровавые слезы, и опустилась она на дно озера.
А дитя как взяло в рот материнское око, так сразу утешилось и перестало плакать.
Нихати попросил в соседнем храме большой колокол, повесил его у горного озера и стал звонить каждое утро и вечер.
Так слепая змея узнавала, что настал еще один вечер и занялось еще одно утро.

А когда и второго материнского ока не стало, Ботаро уже подрос. Стал он здоровым и сильным на удивление.
Вот исполнилось ему десять лет. Играет он с деревенскими мальчиками, а сам думает: «У каждого есть родная мать, почему у одного меня нет?» Стал он расспрашивать отца, и рассказал ему Нихати все, как было. Подумал тогда мальчик: «Пусть у меня мать — страшная змея, все равно я хочу ее увидеть».
На другое утро вышел Ботаро потихоньку из дому и отправился к горному озеру.
Стал он на берегу и закричал во весь голос:
— Матушка, матушка, это я, Ботаро, пришел!
Тут всколыхнулась вода, и выплыла со дна озера огромная слепая змея.

Испугался мальчик и кинулся было бежать. Но тут вспомнил он, как мать из любви к нему своих очей не пожалела, вернулся назад и, крепко обняв змею за шею, заплакал, повторяя:
— Матушка, дорогая матушка!
Упали его слезы на пустые глазницы змеи, и вдруг прозрела она и обратилась в женщину.
— Ботаро, Ботаро, не побоялся ты один пойти в глубину гор и обнять меня. Не устрашился ты моего безобразного вида. Теперь проклятье горного бога потеряло власть надо мною и я снова приняла человеческий образ.
С этими словами матушка Ботаро крепко прижала его к сердцу. Пошли они, радостные, домой.
С тех пор все трое жили счастливо и не разлучались до конца своих дней.
Tags: Игра, Мешочек со сказками, Народные сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments