Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

И снова Элрик из Мелнибонэ в роли пятничного котика

Неслучайная встреча.

Сеньоров Борджиа прошу извинить – как-то само пошло (с)

Спасибы:
Айреньере с компанией – за библиотечных лемуров и вдохновение;)
Глюку - за редактирование.

История, в которой проясняются особенности рациона лис-оборотней, а библиотечный герой знакомится со странным эльфом по прозвищу Белочка.

Дисклаймер: ООС (Элрик размышляет).
Пэйринг: Как всегда – Библиотека, читатели, Элрик, лемуры, кошки.
Рейтинг: Видимо, недетский: герой пьет кофе на ночь глядя.


...Через пару дней в Библиотеку заявилась очередная странная компания. Люди, мелкие демоны, еще какие-то причудливые создания и даже, кажется, один эльф.
Или фаэри – во всяком случае, уши у него были куда длиннее и красивее, нежели у самого Элрика.

Узкое лицо с тонкими чертами, длинные рыжие волосы – было в его облике что-то смутно знакомое. Элрик даже подумал, не тот ли это парнишка, у которого была куча братьев?
Может, в их мире время течет иначе...

Пришли они с оружием и явно с охранниками – те не читали даже комиксов, только настороженно поглядывали по сторонам, бедолаги. Элрик знал, что некоторые специально берут с собой в библиотеку неграмотных охранников – чтобы не отвлекались. Или платят тем дополнительные деньги за то, чтобы не читали на работе. Но это ж какой надо обладать силой воли – Элрик бы так ни за что не смог!

Герой попробовал было возмутиться, но оказалось, что за ними действительно охотятся какие-то враги, а в библиотеку они пришли, чтобы найти книги, с помощью которых хотят разгадать секретный шифр и украсть у тех некое сокровище.
Ну ладно, Ариох с ними.

То есть Ариоха с ними как раз и не было, были другие демоны, помельче. Хотя чем-то тот эльф был на давешнего Ариоха похож. Особенно взгляд...
Не по себе Элрику было от его взгляда – это что ж такого должно было произойти с маленьким симпатичным эльфенком, чтобы...
Усталый и странный, словно он насквозь прошел бездну – а может и не одну. И при случае собирается зачем-то туда вернуться.
Или за кем-то.
Или он просто спит два-три часа в сутки – если, конечно, не найдет себе на это время занятия поинтереснее.

Но спрашивать Элрик не стал. Мало ли, вдруг это совсем другой эльф. Или они там все такие.
А может, он остался один – из семерых братьев.
...Иначе не болтался бы с разной странной нечистью в поисках сокровищ, которые лично ему, кажется, не особо-то и нужны?

Элрик отвел их в один из малых читальных залов, где как раз чинили стеллажи – ремонт отлично сочетается с дракой, герой не раз видел это в кино – и принес заказанные книги. Обычно посетители оставляли мечи и прочее оружие на специальной стойке у входа, но для этих он решил сделать исключение.
Только глушители велел надеть, поскольку библиотечные правила требовали тишины.

Вообще, он им даже чуть-чуть завидовал – судя по тому, что герой успел услышать, ребята занимались тем, что он в свое время так любил – дрались с какими-то другими приключенцами, уводили друг у друга сокровища и артефакты, освобождали кого-нибудь из плена, а порой и сами в этот плен попадали...

Элрик поймал себя на том, что ему очень хочется присоединиться к этой странной компании – или к их противникам.
Какая, в сущности, разница?
Хотя люди, которые берут основой для шифровки стихи... Может быть, это военная хитрость такая, чтобы противники заснули? Нет, – он перелистал книгу, – от этих, вряд ли не заснешь. Зато впасть в тоску и уныние – запросто.
Вероятно, хитрость заключается именно в этом. Чтобы враг осознал, что жизнь уныла, бессмысленна, полна печалей, и, возможно, покончил с собой. Да, таких злодеев действительно стоит убивать, – подумал герой, зевая.
Сам он легко впадал в тоску и уныние даже и без стихов – порой достаточно было увидеть список работы на сегодня.

А потом им зачем-то понадобились словари пары-тройки нечеловеческих языков – мелнибониец сам не заметил, как зачитался, восхищаясь странной логикой словообразования... В общем, Элрик отнес ребятам книги – пожалуй, это было все, что он мог для них сделать. Ах, да, еще одно:
– Там в коридоре есть такая странная хрень... – попытался объяснить бывший император.
Эльф посмотрел на него с интересом – кажется, он был готов к тому, что вот сейчас библиотекарь попросит его уничтожить неведомую "хрень", и был готов это сделать. Не попытаться даже, а именно сделать.
– Называется "кофейный автомат", – вспомнил наконец герой. – И в нем есть кофе, да. И еще всякая фигня – даже чай, кажется... Международные стандарты, Ариох бы их побрал!
И еще, вроде бы, оставались печеньки.
Счастливые...

Загадочная нечисть по имени "Международные стандарты" уговорила мага поставить в Библиотеке несколько автоматов с кофе и печеньками. Тот долго и многословно ругался на множестве живых и мертвых языков, но на самом деле, кажется, не имел ничего против.
Кофе, который варили в Библиотеке, славился на дюжину-другую окрестных измерений, и магу удалось сделать так, чтобы это свойство распространялось и на кофе-из-автомата. Кроме того, он добавил с дюжину новых кнопочек: кофе с пряностями, кофе с чесноком, мед и сгущенка (вместе или отдельно, тут уж кому как повезет), настоящий горячий шоколад (не путать с какао!), кофе по-вращенски – на яблочном, апельсиновом или морковном соке, с лимоном, перцем, базиликом, кинзой, вареньем или сметаной, еще какой-то загадочный кофе, каждый раз разный, кофейное гадание, предсказывавшее, будет ли к вам сегодня благосклонна судьба, повезет ли с десертом, в любви и стоит ли выпить еще чашечку или пора уже пойти поработать.

Время от времени маг пек счастливые печеньки – настоящие, а не китайские подделки. И клал пару штук в этот самый автомат. Говорил – пусть кому-нибудь случайно достанется, – и поглядывал на помощника так, словно на что-то намекал.
А еще были печеньки совести, удачи (с изюминкой!) и печеньки здравого смысла – Элрик так и не собрался их попробовать, все как-то не было надобности.
Выходя, он услышал хвост рассуждения о том, как надевать глушители на мечи и этично ли есть печеньку, раз уж так вышло, что она счастлива.
Странный народ эти эльфы.

Гости просидели над книгами до самого вечера. Под конец глаза у них были красные – и огромные, как у библиотечных лемуров.

...Лемуров в Библиотеке завел маг: их – якобы для работы, а на самом деле для кавая – мало ему кошек!
Впрочем, он говорил, что трех кошек ему действительно мало. А за котеночком герой так и не съездил – все как-то не было времени.
То работал, то пил пиво у дружественных некромантов.

Библиотечные лемуры спали по двадцать часов в сутки (обычные лемуры спят шестнадцать, но это другой вид). А в оставшиеся четыре часа их было не оттащить от книжек. Кроме того, в это время они ели, чесали лапой за ушами (как правило, своими, но случались и исключения), смотрели большими грустными глазами, вылизывались, скакали по стеллажам, обнимали кошек, занимались любовью и прочими лемурьими делами.
Но бывает еще Неучтенное время – знаешь, – объяснял маг, – случается так, что, вроде и немного времени прошло, а столько всего сделать успел, как будто час растянулся на несколько. Вот в это самое время, когда оно-таки случалось, зверушки успевали переделать кучу всяких разных дел.
Иногда даже полезных.


...Когда компания собралась уходить, Элрик решил позвать странного эльфа в гости. Очень уж хотелось выяснить, не его ли герой когда-то встретил в детском зале и не в родстве ли тот с давешним Ариохом. Но спросить прямо бывший император Мелнибонэ постеснялся.
К его удивлению, эльф даже согласился. Демоны, правда, пытались его отговорить – Элрик расслышал слова: "садист", "мазохист", "извращенец", "а если кто книгу зачитал, тех он вообще..."
Надо думать, съедает заживо или заставляет принять участие в ритуальной уборке в честь санитарного дня, – Элрик мельком порадовался, что у него столь замечательная репутация.
Но эльф, кажется, не испугался – впрочем, он всегда аккуратно возвращал книги – Элрик на всякий случай проверил по описи. А значит, у Библиотекаря не было над ним никакой власти...
Эльф посмотрел на него пристально – ощущение было такое, что видел собеседника насквозь.
Потом улыбнулся, сказал, что библиотекарь не сделает с ним ничего дурного (интересно, откуда ему-то знать?) назначил своим приятелям встречу примерно послезавтра, а какую-то там работу они могут сделать сами, а еще что-то поручить кому-то другому – Элрик сделал вывод, что он у них... Нет, кажется, не за главного, но пользуется некоторым уважением и, кажется, относительной свободой. Во всяком случае, свободой совершать рискованные поступки и проводить вечера как ему захочется.
То есть, скорее всего, он примкнул к этой компании добровольно, и, кажется, от души развлекается. Гости обговорили место и время будущей драки (кажется, с теми чудаками, что так и не пришли в библиотеку), после чего спутники эльфа наконец-то убрались и Элрик остался наедине со своим гостем.

Но героя ждало разочарование – рыжий эльф отказался от кофе!
Даже когда Элрик предложил сварить его на свекольном соке, с перцем, свежевыжатым лимоном и чесноком.

Может, он нездоров?
Герой слышал, что эльфы болеют редко, но если уж болеют, то очень долго, тяжело и страшно, с какими-то жуткими симптомами – то ли раны не заживают, то ли кошмары снятся... Или аппетит пропадает?
Но чтобы бедняга даже кофе пить не мог... Видимо, он действительно пережил нечто ужасное – от того и взгляд жутковатый.
Что там у них бывает – последствия плена, тоска по родине, тяжкие воспоминания о несчастной любви? Любовь к кофе оказалась не вполне взаимной для дивного эльфийского организма – сердце, бессонница?
Может, его в плену поили кофе и он больше не может? – размышлял герой.
Не просто били, угрожали и унижали или что там еще обычно делают в плену, чтобы потом их всех можно было убить, – герой улыбнулся ностальгическим воспоминаниям, – но и кофе пить заставляли?
У Элрика аж дыхание перехватило от возмущения и жалости – как вообще можно тратить благородный напиток с такой дурацкой целью?! Ведь и без того есть множество разнообразных пыток! Кому вообще могла прийти в голову подобная мерзость?!
...А может, неверная возлюбленная поила его плохим кофе? И это так запало бедняге в душу, что с тех пор он решил, будто хорошего и не бывает?

Или все было не так уж страшно?
Ночные дежурства, патрулирование темных улиц долгими холодными ночами, погони по крышам, длинный плащ, развевающийся за спиной, или насквозь промокшая форма офицера какой-нибудь Стражи? Бумажный стаканчик со скверным кофе – единственная возможность согреться? Но сколько он ни старался представить эльфа пьющим непонятную бурду из картонного стаканчика в какой-нибудь грязной и промозглой подворотне, ничего из этого не получалось – ему виделся уютный полуподвальчик, свечи, каменные стены, причудливой формы бокал с изящной ручкой, шапка взбитых сливок, шоколадная крошка и еле слышный запах алкоголя...
Форма при этом, что интересно, вполне себе оставалась, и даже эльфу шла.

А может, он из этих, Изгнанников?
...Вел корабль по бурному морю, сквозь шторм, гнев богов и бушующие волны, стоял, не смыкая глаз, у штурвала звездолета, летящего сквозь безмолвную пустоту космоса, или не покладая рук варил леденцы и лепил конфеты для зверей Солнечной девы?*
*Солнечные звери иногда отстают от кавалькады, чтобы погоняться за космическими кораблями, поэтому астронавты держат запас леденцов, до которых Звери большие охотники: пока все не переловят, дальше не побегут.


Зато чай эльф пил с удовольствием (ну извращенец же, как есть извращенец!), от бутербродов отказался – наверное, тоже безглютеновая диета.
Сам Элрик так и не собрался – он все время забывал выяснить, есть ли этот самый глютен в пиве, и как жить, если таки да.
Зато гость охотно ел сыр и яблоки, чесал библиотечных кошек, гладил лемуров по пушистой шерстке, говорил им всем, какие они красивые и замечательные... Герой подумал о том, что подобных комплиментов сам он не говорил даже своим возлюбленным – а еще о том, что хотел бы, пожалуй, завести такого помощника. А то работа работой, а вот погладить зверушек он порой не успевал.


Герой знал, что эльфийских народов существует великое множество. Элрик никогда ими не интересовался – жители Мелнибонэ истинных эльфов не любили.
Главным образом потому, что их было очень, очень трудно поймать...

Ему вообще не слишком нравились эльфы – до сих пор. А теперь он сидел, трепался с эльфом, который и кофе-то не пьет, и пытался вспомнить, что он вообще знает о Волшебном народе. Он точно помнил, что бывают эльфы светлые, морские, горные, и, кажется, арктические... Или это тюлени? Эльфы, превращающиеся в тюленей?
Полярные... нет, полярные – это, кажется, лисы?

Высшие, светлые, подземные, лесные... Нет, они все – высшие, или истинные, а еще есть Скрытые – народ холмов, Изгнанники и разнообразные фаэри, хозяева и хранители лесов, полей, гор, ручьев, кладов, старинных библиотек и всего прочего. Точно – была же какая-то история о том, как люди некоей страны объявили себя хозяевами всех этих природных богатств, истребили или прогнали фаэри – и ничем хорошим это, разумеется, не кончилось.
Кажется, оно вообще долго не могло закончиться – на освободившееся место полезла всякая нечисть, а потом кто-то там и вовсе утратил бессмертную душу... Что-то такое рассказывали ему среди прочего друзья-некроманты, когда пиво уже почти допили, а к более крепким напиткам еще почти и не перешли.
То ли случай из практики, то ли очередной дурацкий фанфик?

К чему вспомнилось? Может, он с такими и воюет – потому и нечисть в компании, а все эти мелкие демоны – лешие там, болотницы, кикиморы, тролли, домовые? Или сам он тоже – хранитель, не зря же Элрику пришла в голову такая мысль?
На всякий случай герой спросил:
– Ты в песца случайно не превращаешься?
– Случайно – нет, – эльф качнул головой, задумчиво рассматривая на свет печеньку, словно пытаясь понять, нужна ли ему еще удача или и так хватает. – Какой смысл превращаться в песца – случайно? К тому же я и сам тот еще песец, – заметил он.

"Ага! –подумал герой – Все сходится! – Наверное, это северный эльф-оборотень! В смысле, хранитель... Кажется – он смутно помнил со школьных времен, с тех еще пор, как изучал волшебных существ под руководством отца. Вроде бы они связаны с той или иной местностью: лес там, горы или замок... Защищают их, берегут – потому их иногда путают с фаэри. Или они женятся на фаэрских девах, но что-то такое было. А еще их можно пытаться призывать... Или даже подчинять своей воле? Да, точно, отец что-то такое говорил. Нужно каждый вечер ставить около его жилища блюдечко молока (а лучше – сгущенки) или шоколадное пирожное.
Или отец упоминал эклеры с заварным кремом? Нет, кажется, со сливочным... Творожным? Кусок теплого яблочного пирога?
Или не яблочного, а сырного? Вроде бы это еще зависело от времени года и фазы луны – иногда они предпочитают мясо.
Или рыбу?
Нет, это касалось лис-оборотней: в определенные дни лунного цикла им нужно мясо, поэтому они могут съесть кого-нибудь особенно тупого или нахального, если тот некстати попадется под лапу. Или просто порвать на кусочки? Чаще всего обычно достается наглым и самоуверенным студентам – это потому, что многие лисы преподают в университетах и прочих подобных заведениях, а там нагрузки, постоянный стресс и отчетность еще...
Особенно если то самое время совпадет с сессией. Они вообще плохо переносят дураков и хамов – кстати, эльфы, кажется, тоже.
...Аллергия, что ли?

Элрик где-то слышал, что Изгнанников кто-то когда-то проклял или, может, они попали под древнее заклятие и с тех пор у эльфов этого народа и всех их потомков в положенном месте находится во-от такое шило размером с добрый меч.
Или с недобрый?
Так что если один из них и стал хранителем, например, рощи, горы или города, то вполне может в свободное время искать приключений на свою... Ну, например, голову.
Особенно если враги чем-то угрожали его любимой горе или повадились устраивать пикники на любимой полянке. Включали громкую музыку, регулярно забывали убирать за собой, оставляя обертки от бутербродов, пентаграммы и трупы замученных жертв.
А может, достали нелюбимыми пирожными или двести лет ставили под дверь блюдце с вареньем, приманивая муравьев?

Вспомнил – если правильно подобрать приманку, то рано или поздно эльф заинтересуется и выглянет посмотреть, кто это кладет ему сладости – вот тут-то ты его и хватай, говорил отец...
Правда, он еще предупреждал, мол, последствия за твой счет, – и при этом как-то странно усмехался. Потому что на зов-то эльф рано или поздно откликнется, и вот тогда придется его как-то уговаривать, если хочешь добиться его симпатии, получить помощь или еще что-нибудь.
Кроме как по шее – это-то представители Дивного народа могут выдать совершенно бесплатно.
"Сгущенка пробуждает у эльфов любопытство, но не подчиняет волю," – так было сказано в древнем трактате, вспомнил он. А потом уже придется знакомиться и налаживать отношения – эльф может обидеться, к примеру, на грубое обращение или если пирог не пропечен.
Или брать в плен, если эльф нужен для какого-нибудь темного колдовства либо ингредиента для чародейских зелий...
Мда.
У него возникло подозрение, что эльфы, возможно, тоже не очень любят жителей древнего Мелнибонэ.
"Но, может быть, он видит во мне скорее библиотекаря?" – понадеялся Элрик.
А библиотекари хорошие, они не варят из людей зелий и не приносят в жертву демонам – нам это строго запрещено правилами! Хотя иногда и жаль...

Интересно, как рыжий попал в эту странную компанию? Выставляли ли они блюдце с молоком у подножия холма или у входа в рощу – каждый вечер на протяжении сотни лет? А может, он сам их нашел? Например, у них оказались общие враги или он просто вот так развлекается?
Впрочем, одно другому не мешает.


...От счастливых печенюшек эльф отказался, сказав, что и без них вполне счастлив. А вот печенек Здравого Смысла слопал с десяток, если не больше, и еще столько же попросил с собой. Из чего Элрик сделал вывод, что с братьями его, видимо, все в порядке.

Эльф взял чашку и, казалось, расслабился – или позволил себе таким выглядеть? Рядом с ним тут же устроились все три кошки и пятеро лемуров.
"Вот за это вас, остроухих, и не любят", – подумал герой. Вроде бы ничего такого не делает, а все хвостатые девы переметнулись к нему.
И не девы тоже.
Впрочем, кто их, лемуров, разберет...

Эльф осторожно снял с себя Мурку и потянулся за яблоком. И герой заметил странные шрамы на его запястьях. От цепей, что ли? И, кажется, перевязано плечо – он не был уверен, но что-то такое мелькнуло в вырезе рубахи. Вправду, что ли, плен?
Поэтому и взгляд такой?
Или кошка сидела на плече, вцепившись всеми когтями, чтобы не упасть? Или начала сползать, а он не успел вовремя подхватить ее под попу?
– Это кто тебя так? – полюбопытствовал герой,
– Про покойников, вроде, к ночи не говорят, – улыбнулся гость.
– Ты их убил?
– О будущих – тоже, – эльф махнул рукой – Да ну их...


Потом они немного поговорили о книгах. Оказалось, эльф много читает, причем очень разного. К счастью, у них нашлись общие темы – фехтование, драки и кое-что из прочитанного. К великой радости мелнибонийца выяснилось, что рыжий эльф, хотя и читал Достоевского, не был большим поклонником его творчества.
(Хоть один нормальный человек! То есть не человек...)
По некоторым обмолвкам понял, что ужасов ему хватало и в жизни...
Кроме того, он не уговаривал Элрика ознакомиться с тем или иным литературным произведением, что было очень и очень ценно. И охотно пролистал несколько комиксов... Элрик был счастлив.

Он заблаговременно посмотрел в читательский билет гостя – надо же знать, как обращаться к странному эльфу? Но тут героя ждало разочарование – имя было длинным и заковыристым, словно не имя, а строчка из древней эльфийской песни.
Произнести – язык сломаешь, а уж запомнить...
– Можно, я буду звать тебя Белочкой? – спросил герой, наливая чай.
– Потому что рыжий? – полюбопытствовал эльф. – Или потому что самый эпический зверь в лесу?
– Ну, как тебе сказать... – смутился герой.
– Ты хочешь, чтобы я отзывался? – полюбопытствовал его гость. – Пришел на твой зов? – Кажется, его не смущала слава самого удивительного зверя – или он просто все о себе знал.
– А так можно? – обрадовался Элрик.
– Тогда ты должен оказаться на моей земле.
Эльф минуту раздумывал – казалось, что-то решал про себя.
–Если хочешь, мы можем договориться. Если там, где я нахожусь, есть хоть какие-нибудь книги – это в каком-то смысле твои владения, и властью Библиотекаря ты можешь... Словом, если хочешь – я трижды приду на твой зов, если, конечно, не буду занят чем-нибудь очень важным. А за это ты... А, ладно, что-нибудь придумаем! Идет? Само собой, если ты пообещаешь не причинять мне вреда, – добавил Белочка. – Чай у тебя неплохой, компания хорошая, а уж кошки...
– Согласен, – обрадовался герой, – клянусь Библиотекой. Да не прочту я ни одной книги, если причиню тебя вред без твоего согласия, да не будет в моей жизни кофе, булочек, пива, пирогов и бутербродов, если без необходимости оторву тебя от важного дела – сказал мелнибониец, протягивая руку.
Рыжий эльф ее пожал – так Элрик заключил одно из самых безрассудных соглашений в своей жизни.

В самом деле – мало ли чего может потребовать существо, которое не пьет кофе и согласно отзываться на Белочку?
Да еще наследственное шило и семеро братьев...
Словом, герой был счастлив.

Они расстались за полночь. Элрик предложил гостю остаться ночевать, но эльф покачал головой.
– Дома ждут, – улыбнулся он. Улыбка вышла теплой, мягкой и, кажется, чуть-чуть беззащитной.
Элрик невольно позавидовал. Нет, и в его жизни бывали времена, когда он тусовался с разными странными компаниями, дрался, похищал сокровища и прекрасных дев, но вот чтобы при этом кто-то ждал дома...
А может, это просто соратники по очередным приключениям?


Герой вышел проводить гостя – у коновязи стоял мотоцикл, сверкавший всеми оттенками черного. Показалось – тварь смерила библиотекаря недобрым взглядом, а под вороненой сталью на миг проступила лоснящаяся черная шерсть.
Элрик заметил притороченный к седлу топор – изящный, с резной ручкой и гравировкой на лезвии.
– Доброе оружие, – сказал он.
– Доброе, – согласился Белочка.
– Гномья работа? Или змеиная? Откуда у тебя это сокровище?
– Дар любви, – ответил эльф и снова улыбнулся.
Потрепал свое чудовище по рулю, сунул куда-то прихваченный со стола бутерброд с малиновым вареньем и очищенную морковку, погладил, приговаривая:
– Хороший мой, славный мой малыш...
– Я его сам вырастил, – с оттенком гордости объяснил эльф. – Велосипедом взял. Трехколесным...
Потом Белочка вскочил в седло и умчался в ночь. Посмотрев ему вслед, Элрик боковым зрением заметил, как мотоцикл превращается в какого-то большого зверя.
Нечто среднее между котом, гепардом и медведем.
А Элрик остался со странным ощущением, что забыл о чем-то спросить гостя или что-то ему сказать.
Tags: Библиотечные сказки, Мои тексты, Странное, Эльфы, Юмор
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments