Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Элрик, Белочка и компания -

Начало

Вечером, когда сонный эльф играл с лемуром, а герой лениво размышлял об ужине, в Библиотеку явились новые посетители. Чем-то похожие на предыдущую компанию, хотя здесь были эльфы, какие-то фаэри, котолюды и котоэльфы – с пушистыми хвостами и кисточками на пушистых ушках. Волшебный народ... Не выдашь таким книги – расстроятся, превратят кофейные чашки в лягушек, а тем горячее вредно...
И тоже – при оружии, кое-кто в доспехах. Может быть, это враги?
– Не, – сказал Белочка, – это мои. Я их позвал. – Эльф с трудом поднялся. – Сейчас выйду... Белочка зевнул, поцеловал лемура между ушами, потом подошел к герою и взял его руки в свои.
– Элрик, спасибо тебе за все, – проникновенно сказал он. – Если я когда-нибудь...
– Пустое. Приходи в гости... Просто так приходи, а там посмотрим. Я не буду требовать от тебя нетрадиционных извращений, – улыбнулся мелнибониец.
– А традиционные – это какие?
– По-моему, мы их уже, – пожал плечами Элрик, – я ж больше месяца не мог эти загадки...

Эльф вышел в прихожую – а Элрик пошел в комнату мага, с превеликой осторожностью снял со шкафа волшебное зеркало из слюды и серебра, принес в соседнее помещение, а тем временем за стенкой кто-то говорил на повышенных тонах:
– Ну вот какого корнеплода, а? Мы, между прочим, волновались! – невысокий рыжий котоэльф, или, может быть, эльфолис с пушистым хвостом почти шипел.
– Между чем именно? – поинтересовался Белочка.
Хвостатый задумался.
– Ну почему мой брат такой придурок?! – патетически воскликнул он, взывая, видимо, к Мирозданию.
– Я тебя понимаю, – в голосе Белочки звучало неподдельное сочувствие. – Знаешь, я и сам нередко задаюсь этим вопросом...
– В восемнадцатый раз! Что тебе там, медом намазано? Или чем...
– Вообще-то всего третий. – спокойно отвечал Белочка. Он сидел в единственном кресле и пил горячий шоколад из кофейного автомата. Остальные расположились кто где – на стульях, скамьях и подоконниках, некоторые прямо на полу, на ковре или подушках. Многие читали, или, по крайней мере, рассматривали картинки – а этому, видимо, не хватило места, вот он и злился.
– И про второй я тебе не говорил...
– Ну да, потому что валялся без сознания – а кто тебя тогда зашивал, не помнишь?!
И как мы с ним, – он кивнул в сторону кого-то из спутников, – тебя тогда по кусочкам собирали?
– Не, – неуверенно произнес Белочка. – Кажется, я спал...
– Конечно, не помнит, – ответил изящный белый котик (а может быть, тоже лис, кто их разберет) с пушистой шерсткой, устроившийся на подушках с блокнотом и карандашом. – После живой и мертвой воды обычно так и бывает, – авторитетно заметил он. – Особенно если пациент дурак.
– Вот и близнец говорит, – подержал его рыжий. Его шерсть распушилась, а хвост дергался от возмущения.
– Друг, – он легонько тронул пушистый хвост эльфа, устроившегося с книжкой на широком подоконнике, – помнишь, как мы той весной его собирали?
– Угу, – произнес тот, не отрывая глаз от книги. – Но мне казалось, это штатная ситуация...
Он больше других походил на нормального эльфа – правильные черты лица, обычные, не круглые ярко-синие глаза, темно-каштановые волосы с серебристыми нитями седины. И все же было во всем его облике что-то неуловимо кошачье. И дело было даже не в длинном пушистом хвосте – белом, толстом, как у ирбиса, с голубовато-серыми разводами, и не в аккуратных круглых ушках... Эльф держал в руках книгу и казался полностью погруженным в чтение. Элрик разглядел надпись на обложке: "Эльфы. Заразы, патологии и прочая хрень", том 18, часть III.
– Вот видишь! – воскликнул лисенок. – Твой личный целитель восемнадцать книг прочел – а все не может понять, зараза ты или посттравма... патология!
– Я "всякая хрень", – с достоинством ответил Белочка. И тоже могу прочесть несколько книг, если это нужно. – Эльф невзначай бросил взгляд на хвостатого целителя и улыбнулся ему. Но тот уже снова углубился в чтение.
– Ладно, целитель твой мудр, незлобив и давно привык смотреть на нас как на идио... то есть философски. – заявил рыжик, – Но я-то нет! И вообще он тебе жизнью обязан, поэтому...
– Не поэтому, – резко прервал его Белочка. – И никто мне не обязан. Я в это не играю.
– Неужели ж тебе не хватало варенья с кактусом? – голос лисенка звучал почти жалобно. – Сам варил...
– Я могу ошибаться, – сказал Белочка, – но мне казалось, жгучий перец в варенье обычно не кладут... Ну, или не в пропорциях три к одному.
– Для тебя же старался, – немного обиженно произнес лисенок. – Ты же любишь острые ощущения... А вообще, мне это надоело! В следующий раз сам запру тебя в подвале, достану ремень...
– Чего только не сделаешь ради брата, – заметил белый-и-пушистый.
– И что? – поинтересовался Белочка. – С тебя свалятся штаны? И все мыши увидят, что подштанники у тебя драные, зато родовых цветов? И в серой шерсти...
– В серой? – возмущенно переспросил рыжий котик. – Твоя кошка опять спала в моем шкафу?!
– А кто мешает закрываться? – поинтересовался Белочка. – И вообще, твоя змеюка регулярно спит со мной...
– Так ей хочется тепла и ласки! А я, пока тебя не было, вынужден спать с твоей выдрой!
– Вообще-то она не мо... Какие претензии к выдре?!
– Она холодная и мокрая!
– Так она приходит к тебе погреться! А ты не ценишь...
– Да, и принесла мне полусъеденную рыбину! Заднюю, причем, половину.
– А какую бы ты предпочел? Или хочешь сказать, она слишком мало тебе оставила? И вообще, рыба полезна для мозгов...
– Так пусть тебе и носит! Впрочем, – он махнул рукой, – тебе все равно не поможет. Шляешься где ни попадя, подвиги совершаешь, а как убирать-готовить, так нам! Потому что ты, видите ли, то в отъезде, то ранен, то тебя опять кто-то бил... Может быть, ты нарочно, а? Чтобы по дому ничего не делать? Приходишь весь такой героический – а тут тебе и обед готов, и девы слушают, хвосты развесив... И книг нам в прошлый раз не привез, хоть и обещал... Сказал – напали, отняли...
– Так ведь и правда напали!

Элрику стало любопытно. Потому как долгов за Белочкой не числилось – он проверял. Надо же знать, с кем имеешь дело. Возможно, кто-то из братьев чего-то недоговаривал – герой взял себе на заметку позже расспросить обоих.

– А кто мешает тебе отправиться в приключения вместе со мной?
Рыжик задумался.
– Наверное, чувство долга и ответственность?
– А может быть, просто боишься?
Хвостатый развернулся и молча врезал ему в ухо.
Белочка привычно увернулся.
Братья сцепились и покатились по полу.
– Вы только не подеритесь... – запоздало начал белый-и-пушистый. Элрик заметил, что лишь несколько гостей внимательно следят за дракой – большинство продолжает заниматься своими делами, не обращая на нее особого внимания. Белочка шипел, его брат ругался, целитель-с-подоконника время от времени поглядывал на дерущихся – видимо, прикидывал, нужна ли его помощь. Наконец брат прижал Белочку к стеллажу – очень аккуратно, чтобы не посыпались книги.

Элрик видел, как узколицый фэаэри с ушами, похожими на листья клена, и раскосыми зелеными глазами достал из потертого мешочка горсть светящихся камешков, отсчитал несколько штук и с ехидной ухмылкой передал их миловидной деве, похожей одновременно на кошку, сову и енота.
– Я мог бы откусить тебе нос, – заявил хвостатый, – или ухо. Но я не стану этого делать, – он хищно клацнул зубами, – потому что нам же с близнецом и пришивать. Или ему, – кивок в сторону подоконника. – А нам и так сегодня ночь работать. И хоть бы какая сволочь кофе принесла!
– А если, – Белочка ловко вывернулся и схватил братца за лапы, – я тебе что-нибудь откушу?
– Сам и пришивать будешь... То есть не вздумай! Ты опять все напутаешь и пришьешь не то или не туда. Представляешь, как я буду выглядеть с носом на щеке?!
– Ну, я люблю учиться новому... А тут еще и польза.
– В задницу такую пользу!
– Куда скажешь, туда и пришью...
– Ты даже хвост отрастить ленишься, – оскалился рыжий. – А девам говоришь, что в плену оторвали...
– Не говорил я ей ничего такого, – Белочка почему-то смутился. – Это она сама додумала... Я только попросил штаны зашить. Знаешь, как в наше время трудно найти в лавках штаны БЕЗ дырки для хвоста!? Приходится зашивать... или просить знакомую деву.
– Самому лениво?
– Обожженными пальцами?
– Так нефиг было книги из костра... Мда. Ладно, был неправ. А может, это был способ произвести на нее впечатление? Потому что иначе никто тебя не...
– Мне, между прочим, сегодня предлагали заняться извращенным сексом.
– Ври больше! Да кому ты... Это в мозг, что ли? – поинтересовался котолис.
– Не совсем.
– Еще скажи – сам Библиотекарь предложил... Да у него столько книжек, зачем ему какой-то драный эльф! Кому ты такой нужен – ни хвоста пушистого, ни шерстки... Да ты почти как сфинкс!
– Сфинксы ласковые и мурчат, – заметила дева, похожая на сову, – а еще они умные и приятные на ощупь...
– И вообще я гораздо красивее! И сказочно хорош в постели! Гораздо лучше тебя – могу спать сутками! А ты не можешь дольше полудня...
– Проклятие такое. – вздохнул Белочка, – С утками, говоришь?
– И вообще, – сказал котолис, – останусь тут, будете знать! Спать с кошками и лемурами...
Тут, словно подслушав его слова, со стеллажа упал крупный лемур. Белочка едва успел подхватить его. Зверек тут же вцепился коготками в плечо (эльф тихо зашипел), хвост обвил вокруг шеи эльфа, а мордочкой влез в стакан с остатками шоколада – и все это даже не просыпаясь.
– Да кто ж тебя возьмет. – ехидно поинтересовался Белочка, – Ты же читать не умеешь... В смысле, не любишь.
– Ну вот почему всяким придуркам достаются лемуры?! – воскликнул хвостатый брат, возведя очи к потолку, словно надеясь, что на него тоже что-нибудь упадет. – Почему на меня ничего не падает... Кроме кирпичей и братьев!
– Держи! – Белочка аккуратно размотал хвост и отцепил от себя зверька.

– Хороший... Лапушка моя... Уй, какой лемурчик, – котолис гладил пушистую спинку, чесал за ушами. И, кажется, даже чуть подобрел, – отметил про себя Элрик.
– Ну а в прошлый раз зачем? – спросил хвостатый братец почти нормальным голосом. – Что ты тогда забыл у этих, адептов Непоминаемого... Незабываемого... Или Неназываемого? – продолжал ворчать котоэльф. – У них и название-то звучит как нижнее белье. Вот чего тебе не хватало, а? Я не против жутких тайных культов, но когда они называются как подштанники, это напоминает какое-нибудь дрянное фэнтэзи! А когда они бьют моего брата, мне хочется сделать с ними что-нибудь противоестественное...
– Поначалу они казались вполне приличными существами, – пожал плечами Белочка. – И вообще, они обещали мне неведомые прежде наслаждения...
– Новую книгу? Или словарь какого-нибудь языка, состоящего из одних прилагательных, и те сплошь неприличные?
– Если бы... – вздохнул Белочка.
– Веником по... одному месту. – ехидно заметил белый-и-пушистый. – Или не по одному, как в итоге и случилось? А может, те странные грибы, от которых тебе снились какие-то совсем уж дивные кошмары? Ты их потом еще рисовать пытался – в стиле сюрреализма. Ничего так, симпатичные...
– Как снились, так и рисовал, – проворчал Белочка. – Вы что, настолько плохо меня знаете? – спросил он укоризненно. – Не так много есть вещей, которыми меня можно завлечь...
– Так заложников у них, вроде, тогда не было...
– Они обещали мне сырники, – грустно сказал Белочка. – С персиками...
– Ого!
– Запеченные в духовке...
– С ванильным соусом? – рыжехвостый облизнулся.
– Со сливками и ванилью, – кивнул Белочка, – и кусочками фруктов...
– С капельками карамели и взбитыми сливками, да? – уточнил белый-и-пушистый.
Белочка грустно кивнул.
– Знаешь, – тихо сказал хвостатый брат, обнимая лемура. – Когда мы поймаем этих негодяев – обещаю тебе, брат, они будут умирать долго, очень долго! Потому что я понимаю – война, обман, пытки, темная магия, но есть вещи, которыми шутить нельзя! Не-кон-вен-ционные, во! Да я их в крапиву голым задом...
– И что это тебе даст? – полюбопытствовал Белочка.
– Ты прав. Я привяжу их к цветущему шиповнику... И буду читать твои стихи. Нет, лучше свои... Или хуже? А еще я попрошу, чтобы прекрасные юные девы в прозрачных платьях ели у них на виду сырники с яблоками и корицей... И ванильный пломбир с клубникой! Они, сволочи, у меня слюной захлебнутся!
– Лучше бананы, – заметил белый.
– Тогда не слюной...

Элрик решил было взять себе на заметку, но увы – после этой истории почти все друзья и подруги Белочки, не говоря уже о родственниках, то и дело готовили для него какие-нибудь сырники, вареники с вишнями, клубникой, ананасами, творожные пирожки, запеканки, сырное печенье... Так что когда Элрик наконец научился с грехом пополам готовить сырники, Белочка уже видеть их не мог.
Поэтому ел с закрытыми глазами, облизываясь, как кот.

– А сейчас? Неужели снова сырники? Я тебя знаю, ты идиот, конечно, но не настолько... Хотя вообще тебе бы следовало родиться третьим...
– Да я и так... Ты же знаешь, что они делают с фаэри, когда поймают?
– Да уж, насмотрелся, – буркнул котолис, – самолично зашивал, если кто не помнит...
– А теперь мы знаем, где они держат пленных, – на губах Белочки промелькнула довольная ухмылка.
– Наверняка перепрятали, – возразил брат. Он кормил лемура счастливыми печенюшками из автомата и, кажется, немного успокоился. Вообще читателям запрещено кормить животных, ну так ведь он и не читал...
– Да некуда там. И не до того им было. Ты думаешь, почему я велел вам срочно приезжать – при оружии, числом не меньше двух дюжин и целители? Вместо того, чтобы вернуться домой и отдыхать, как нормальный... Ну, или как ненормальный? И потом, я не планировал попадаться!
– Ты планировал это с самого начала? – полюбопытствовал белый-и-пушистый. – По тебе можно лекции читать – что делают в плену с теми, кто имел глупость туда попасть. Когда-нибудь мы с братом... я вырасту большим и стану профессором. Буду читать лекции студентам – а тебя использовать как наглядное пособие.
– Да ладно, что они могли мне такого сделать!
– Тебе перечислить?
Белочка поднялся.
– Ты стимуляторы взял, что я просил? – обратился он к целителю, читавшему на подоконнике.
Тот кивнул, отложил книгу и вытащил из сумки небольшой термос.
– Шоколад для тебя, живая и мертвая вода и клизма для твоего брата. В смысле, по его просьбе.
Белочка обвел глазами собравшихся, словно пытался угадать, кто из присутствующих здесь братьев выдал столь необычную просьбу.
– Между прочим, для тебя просил, – вскинулся котолис, на миг отрываясь от своего занятия.
– А мне-то зачем? – Белочка, кажется, слегка удивился.
– На случай, если потеряешь голову... Надо же будет как-то поместить в тебя живую воду! – ухмыльнулся рыжий-хвостатый.
– Спасибо, брат, я тебе это припом... В смысле, ты мне тоже очень дорог.
– Так ведь из любви к тебе, – ухмыльнулся хвостатый. – Чего не сделаешь ради брата...
– Я бы предпочел, чтобы ты любил меня как-нибудь иначе, – заметил Белочка.
– Смертные говорят: вазелин еще надо заслужить!
– Вот ты и озаботься, раз оно тебе надо, – Белочка пожал плечами, поморщился. Отвинтил крышку фляги – по комнате поплыл восхитительный запах горячего шоколада с пряностями и коньяком. Кажется, эльфы умели готовить его не хуже, чем в Библиотеке.
– И ведь не поделится же, вредина! – печально вздохнул рыжий котоэльф. – А мне для тебя ничего не жалко...
– Особенно гадости какой, – прокомментировал белый. – А вообще, нормальные целители сначала берут мертвую воду, приставляют голову к телу, а потом уже...
Белочка сделал несколько глотков и бросил фляжку брату.
– Кончай, а? Достал уже...
– Так я и не начинал... Голова? – обеспокоенно спросил хвостатый.
Белочка кивнул.
– Без мозгов? – участливо поинтересовался его брат.
Белочка показал ему кулак.
– А я, между прочим, как лучше... Хотел отвлечь тебя от мрачных мыслей.
– У меня не было мрачных мыслей, – сказал Белочка устало, – пока ты...
– Так значит, тебе там понравилось! Я всегда знал, что ты мазохист.
– Нет. Мне понравилось здесь. Тут лемуры, кошки и библиотекарь, кормят пирогами, угощают сидром и не задают дурацких вопросов.
У Элрика потеплело на душе. Оказывается, это так приятно – когда кто-то отзывается о тебе с благодарностью...
– Ну, если тебе не хватает лемуров, я только за, – ответил рыжик, поглаживая толстого лори, который спустился к нему на плечо, привлеченный запахом печенья. Этот лемур вообще ничего не делал, даже в неучтенное время, а в графе "обязанности" значилось "для умиления посетителей".
– Нет уж! – воскликнул Белочка в ужасе. – За лемурами – в библиотеку! Может, хоть читать научишься наконец-то. В смысле, начнешь. И вообще, они ядовитые...
– Так а я разве нет?!
– Мало мне ваших кошек, собак, змеи и выдры...
– Мало? – оживился брат-художник, на миг отрываясь от блокнота. – Я давно говорю, пора найти ей пару... – И вообще, какие претензии к моей выдре?
Белочка и его хвостатый брат поглядели друг на друга и расхохотались.
– Ох, не могу, – хихикал котолис, – близнец котеночка принес. Маленький, злые люди, сам не выживет, пастюшку разевает, язычок розовый – и до того голодный, что готов грызть мои пальцы...
– Так я и сам тогда еще котеночком был. Маленьким. И вообще, скажите спасибо, что матушка не разрешила тогда оставить всех пятерых. А я так просил... Нет же, пришлось пристраивать в добрые руки, а я так хотел...
– Вечные вопросы, – заметил Белочка. – "Какого хрена?", "Что с этим делать?" и "Почему я гуляю с твоей собакой?".
– Неправда, вчера с ней гулял я, – возразил котолис. – Потому что кое-кто опять попал в плен.
– Потому что удавчика мне не разрешают! – сказал белый-и-пушистый. Ты бы очень хорошо смотрелся с удавом на шлейке! И соседям было бы весело...

Нет, не эльфы, – решил для себя герой, – все же какие-то фэйри. Эльфы возвышенны, прекрасны и благостны – а эти такие лапушки... Ну почему у меня в свое время не было братьев? Оказывается, это так весело...

– Не любят, не ценят нас, – говорил тем временем котолис маленькому лемуру. – Я же ему настроение поднять пытаюсь. Как умею... А вообще, был бы я некромантом – я бы тебя, братец, наверное, убил... А потом воскресил. А потом...
– Если бы ты был некромантом, – сказал Элрик, входя в комнату, – ты бы сочинял дурацкие фанфики. И пек булочки в виде черепов. С белой глазурью.
– А есть их обязательно? – котоэльф с ужасом покосился на брата.
– На моей памяти никто не ел, – утешил его Элрик. – Раз в сто лет они пекут новые, а старые торжественно хоронят в кургане...
Церемонию захоронения он видел сам. Правда, они тогда здорово набрались. Но, может быть, это тоже была часть ритуала?
– К тому же меня некромантом не поднять, – отозвался Белочка, надевая доспехи при помощи высокого эльфа с длинными белыми волосами, собранными в хвост – Только будильником, будь он проклят!*
*Сага о проклятом будильнике воспоследует. Наверное. Когда-нибудь.

Элрик поставил на стол поднос с пирогами и принял глубокомысленную позу.
– Во-первых, у меня тут пироги. Ваш товарищ не осилил, разогревать еще раз я смысла не вижу. И так там мало что осталось...
Котолис придвинул поднос к себе, пробурчав что-то о придурках, которые даже пироги доесть не могут, но Элрик не стал принимать этого на свой счет.
– А во-вторых я давно никого не убивал. – Он обвел глазами комнату, чтобы полюбоваться эффектом. Но увы – большинство собравшихся заканчивали чтение, надевали доспехи и не обратили на его слова особого внимания.
– Так что я с вами, – подвел итог герой. – Найдется у вас для меня какой-нибудь дивный эльфийский меч?
Tags: Библиотечные сказки, Мои тексты, Хвосты, Эльфы, Юмор
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments