Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Думала над персонажем к местной игре. Эльф, один из тех, кто привозит Амандилу Палантиры. Точно не Мэондиль – его там не надо (что, никого поумнее у эльфов не нашлось?) Придумывать кого-то похожего – не хочется. Вообще не хочется придумывать. Вспомнила рассказ, который переводила Мышь – про то, как Элронд возвращает Нэрданэль один из Палантиров.
И стала смотреть, кто бы мог отвезти их туда, кому бы она могла их дать – не говорю, что конкретно этому, не обязательно.
И вот, что у меня получается. – а получается у меня эльф, для которого понятие вассальной верности и преданности лорду не существует даже не очень понятно.
Зовут его Элемирэ, эльф он спокойный, простой – может сказать что думает, если ему кажется, что кто-то по его мнению делает глупость, он так и скажет. Кузнец, ювелир, немного воин – потому что надо. Любит делать красивые вещи, не обязательно функциональное – оружие там, украшения, может быть просто какая-то мелочь или что-то, что можно было сделать и проще, ну а он лучше сделает красиво. Любит красивые камни, любит лежать и смотреть на небо, звезды, ветки, листья, облака или что там еще – в таком положении в голову хорошо приходят всякие идеи.
Было у него еще прозвище, данное как раз за спокойный характер – цветок какой-нибудь или ветер, что-то с ветром (-суро).
Волосы черные, глаза – карие с золотыми искорками – семейная черта.
Есть у него сестра-близнец, зовут Элелиндис. Она рисует по ткани, плетет кружева, выдумывает фантастические узоры, сочиняет песенки, мелодии (играет на дудке), забавные истории – это все тоже картинки, т.е. слушающий видит то, о чем идет речь, иногда просто что-то хорошее. За оружие не бралась ни разу, просто так, без видимой причины. Не надо, не хочется, не интересно.
Прозвище – Ореховая Соня – за светло-карие глаза, любовь к мелким грызунам (в малолетстве), а главное – за то, что она любила поспать, могла это делать долго, часто и с удовольствием. Говорила, что во сне ей приходят самые лучшие истории и самые толковые мысли.
Возможно – талант высыпаться впрок и что-то вроде предчувствия.
Возможно ученичество у Ирмо – раз уж все равно спит, пусть хоть толк какой-нибудь будет;-)

Родились они незадолго до Исхода. Отец был кузнецом, эльфом простым и отважным, что на у ме, то и сделает. Очень уважал Феанора – как мастера и как личность. Мать – рукодельница, ткала, кружева плела, вышивала. Леди активная, деятельная и очень страстная, склонная к необдуманным поступкам – что ее потом и погубило. Увлекалась оружием и идеями Исхода не меньше мужа, может, даже больше. Вообще старалась разделять интересы супруга – или хотя бы пробовать.
После гибели Короля стало ясно, что путешествие предстоит тяжелое и опасное, да и с переправой как-то непонятно... Поэтому детей решили пока оставить у сестры отца – девушки спокойной, художницы и рукодельницы, ни в какой в Исход не собиравшейся (возможно, знакомая Нэрданэль). Отец предлагал было жене остаться с детьми, но та ни в какую – проще самому остаться, а это уж никуда не годится. С вероятностью надеялись через пару лет, как только осмотримся и победим Врага, сплавать обратно за детьми.
После сожжения кораблей отец несколько разочаровался в Феаноре – начал понимать, что что-то с ним крепко не так. Позже служил Маглору, как самому адекватному, на его взгляд, из сыновей Феанора. Попасть в плен, едва став королем, а вернувшись, передать власть Нолофинвэ – не есть, с его точки зрения, адекватный поступок. Понятно, что иначе было никак – но все же. И потом, лорд, на которого и глядеть-то трудно без содрогания – пусть кто хочет, выбирает, а нам не надо. А Маглор очень неплохо себя показал, пока старшего брата не было.
Вассальной присяги не приносил – зачем?

Много путешествовали – интересно же, не только ж воевать они сюда пришли. Где-то в конце 200-начале 300 годов у них рождается девочка, позже, ок. 360 мальчик, потом, ок. 425 еще одна девочка. Все красивые, умные, талантливые. Старшая девочка училась у матери рукоделию, в основном ткачеству, позже начала учиться у целителей. Сын многому научился у отца, а потом, когда они гостили в Аглоне, остался там, у местных мастеров. Во время Браголлах, отступления с Аглона – пропал. Мать погибла когда отступали на Химринг – она воин, она сражалась рядом с мужем, вырвалась вперед, ее окружили и убили. Отец погиб через несколько месяцев. Мелкая училась у старшей всякому рукоделию, но в первую очередь ее интересовало оружие, она решила быть воительницей. Характером – в маму, но поспокойнее. Брат тоже унаследовал от матери ее страстность, но у него она ушла в работу, желание учиться, совершенствовать свое мастерство. Возможно, младшая могла быть знакома с Кошечкой, невестой Мэондиля – возраст примерно похож и желание сражаться.
Потом была крепость на Амон Эреб, Балар – младшая и осталась бы с лордами, но как сестру одну отпустить? В Дориате и Гаванях старшая была с целителями, младшая – охранником при них же, в бой не пошла. Зачем? Она бы вообще не пошла, но как там сестренка одна...
На Баларе у старшей образовался жених из лаиквэнди – погиб на Войне Гнева. Она его не пережила – очень волновалась за него и сестру, сны ей были тревожные, пошла его искать и погибла – скорее несчастный случай, стихия, чем разбойники...
Когда в Валиноре начали собирать войско для войны с Морготом, Элемирэ с сестрой решили присоединиться. Хотелось узнать что-то о родителях, увидеть те земли, ради которых ушли их родичи и многие другие эльфы – кого ни спросишь, то отец в Исход ушел, то сын, то брат, то вся семья. Сестра его пошла в помощники к целителям, ухаживать за больными – она очень хорошо умела успокаивать, развлекать музыкой и сказками.
Для него вообще очень важна семья – больше у него почти ничего и нету. Семья и Валинор.
С младшей сестрой ему повезло – познакомились еще во время войны. Воительница, очень красивая, волосы медового оттенка, а глаза карие с золотом – как у него.
Старшую потом искали – не нашли. Зато через какое-то время отыскался и брат, но там все было очень плохо, и физически и с головой. (Потом Соня его долго выхаживала, ну и остальные тоже заботились как могли). Однако в Валинор уходить он категорически не хотел и вообще, на взгляд старшего брата, воспринимал эту идею как-то неадекватно. Говорил, что большая часть его жизни прошла в плену, а здесь он ничего толком не видел, а если уплывет, то уже и не увидит. Поговорив с сестрами, Элемирэ решил остаться здесь – старшей было любопытно, а младшей - все равно.
Да ему и самому хотелось задержаться еще на какое-то время. Про родителей узнать, вообще про все, что тут было, может быть, что-нибудь хорошее сделать для этих земель.
Люди были очень интересны – разные они, другие, странные и очень разные. Некоторых и от эльфов не отличишь (особенно поначалу, не зная, что _это_ такое). Другой смотрит на тебя так, как будто ты можешь – а значит, обязан вылечить его жену, его козу и сделать что б море не залило этот луг. Вот этот конкретный луг около его избушки. И даже вроде как в какой-то мере и ответственен за эти все безобразия – потому что пока вы не пришли (40 лет назад;-) море стояло на своем месте и погода была нормальная и жена здорова и войны не было. (Да я не целитель, вообще, нисколько! И про «болезни» вообще впервые слышу, а уж чем могут болеть козы – так и вовсе не представляю!).
Третий о нас вообще ничего не знает – совсем. А четвертый думает, что знает, но на самом деле знает еще меньше, чем третий, но попробуй, убеди его в этом. Пятый считает нас какими-то «демонами» и готов убить вот просто потому что я эльф, хотя прежде эльфов никогда не видел и ничем они его не обидели и его родных тоже. Сам по себе может оказаться и неплохим человеком – если удастся с ним поговорить. Только как убедить, что мы не демоны, болезни не насылаем, чары не наводим, детей не крадем. И женщин тоже не крадем.
Как это «Почему?».
В каком смысле «А зря?»

Но раз уж они есть, такие странные и разные, то, значит, зачем-то нужны, зачем-то их Эру творил. Может быть, мы можем для них что-то сделать, объяснить, научить. А может и не только для них. Врага победили, а мир какой большой и красивый, сколько в нем всего. А если где какие твари остались – так мы ли не герои?!
Понятно, эльфы тоже разные, и не всегда понимают друг друга. Но во всяком случае ни один эльф не попытается убить меня за то, что я не так его понял, не понимаю его лорда, его верности , его чувств или чего-нибудь еще. Не понимаю, да. Хочешь – попробуй объяснить, если для Тебя это важно.

Он и правда не понимает. Если бы погиб король Арафинвэ, это была бы "катастрофа, но не трагедия" (с). Очень плохо, беда, но не конец света, когда весь мир раскалывается, а обломки сыплются тебе на голову, грозя придавить. Остался же еще Эонвэ, другие командиры. Поэтому он честно не понимает тех, кто после гибели своего лорда искал смерти так или иначе, утратил волю и желание жить, или просто тихо ушел. Это неправильно, это от болезни, от искажения, с ними наверняка случилось что-то ужасное, я не знаю...
А надо ли мне это знать?
Он видел последних лордов Дома, последних сыновей того, за кем ушли его родители. Видел мельком, думал потом подойти, расспросить о семье. И не подошел. Было ощущение, что они очень больны и что им не до того, совсем. Да и помнят ли они двух из нескольких тысяч? К тому же нашлись в местном войске несколько эльфов, которые помнили его родных,а вскоре нашлась и сестра.
Кто ж знал, что лорды так скоро кончатся?
И чем они таким были для своих воинов, как это получилось и хочу ли я это знать?
Ему повезло – он никогда не терял близких. Близкие его - сестренка и приемная мать с семьей, но одна рядом, в относительной безопасности, а другие остались в Валиноре. Гибли знакомые, может, даже приятели, но не друзья, не было у него близких друзей. И потом – это ведь ненадолго...о том, что кто-то любимый, близкий, очень важный и бесконечно дорогой может уйти до конца мира, он не представлял и не думал пока об этом.

Задумываться стал позже, когда услышал про Айканаро, когда говорил с выжившими.
Поселились в Линдоне у Гил Гэлада. Нет, не у Гил Гэлада (хотя и его и Кирдана и Элронда товарищ искренне уважал), а скорее в Линдоне. Ближайшее эльфийское поселение. Да, вроде, где-то есть еще – можно отправиться с разведчиками. Интересно. Да и нужно найти какое-то очень хорошее место – для брата.
Нашли Эрегион. А там – лорд Кэлебримбор, внук Феанора, сын Куруфина. Герою все равно, а вот брату оказалось важно, он у этого Куруфина когда-то учился
С некоторой вероятностью там он мог познакомиться с моим-хвостатым. Потом, по возвращении, рассказывает:
-Зашел на кухню чего-нибудь перехватить – а там повар, странное такое имя, что-то с котами связанное – и кошка огромная. Говорит, это любимая кошка самого лорда Майдроса. Если не шутит, конечно. И как он ее сберег во всех этих передрягах? (ага, кто кого еще!)
- А, это Мэондиль. Он... как тебе сказать... странный немного. Не совсем в себе.
- А что с ним такое? Он был в плену?
- Да вроде бы нет, но иногда ведет себя так, как если бы был. В общем, что-то с ним неладно.
- Мне нормальным показался. А готовит он хорошо.
- Готовит хорошо, да.

Перебрались с братом в Эрегион. Соня осталась в Линдоне, были у нее какие-то дела, иногда приезжала в гости.
А младшенькой там не понравилось, сама не знала, почему. Жили, работали, учились, в гости друг к другу ездили. Брат в себя пришел. Наконец-то подружились толком, работали вместе. Хорошо им там жилось.
А потом лорд Кэлебримбор велел им уходить с мирными жителями. И это было правильно – брат все же скорее мастер, чем воин. Тот странный повар, кстати, тоже ушел, не просто так, а в качестве целителя. Безумный там или нет, а работал он много, не жалея сил.
Потом вернулись вместе с войском. Город увидели – то, что от него осталось. И лорда Кэлебримбора увидели тоже. И нескольких знакомых, которым чудом удалось бежать из плена. И многих, которым не удалось. Вот после этого брату его стало сильно хуже, к нему вернулось его нездоровье. Слабеть стал, ничего не хотел, возможно, раны открылись. Видя, что тому все хуже, и целители мало что могут для него сделать, Элелиндо взял брата за шкирку, собрал сестер (мелкая была тяжело ранена и особо не возражала, а старшая просто приняла это – ну, значит, надо, и там найдется, что делать). – и на корабль. Не они одни там такие были. Многие уплывали - раненые, потерявшие близких, побывавшие в плену...
Парню с кошкой тоже предлагали уплыть. Отказался – сказал, у них тут еще какие-то дела. Ну ладно, сами взрослые. Во всяком случае кошка – как-то не по себе делается от мысли, что эта громадина – еще котенок...
Брату полегчало, когда подплывали к Тол-Эрессеа. Воздух, говорит, здесь другой, вообще все иное. А купаться тут можно?
Сейчас у них все хорошо. Сестра старшая вернулась, друг ее тоже, свадьбу сыграли. Дети пошли. Думаю, что родители вернулись тоже. Гладя на все это, начал наш герой подумывать о женитьбе, стал чаще выбираться из мастерской на всякие праздники – но пока никого пока себе не нашел. Зато брат нашел. (С некоторой вероятностью он ее нашел еще в Эрегионе, возможно, именно ее гибель или исчезновение на него так подействовали – среди прочего. )
Несколько раз плавал в Нуменор – люди ему по прежнему интересны и мысль что-то для них сделать не оставляет. Какое-то время назад начали доходить сведения, что в Нуменоре происходит что-то странное, нехорошее. На материке творят какие-то дикие вещи, дальше – больше, взяли в плен того самого Вражьего приспешника, что погубил Эрегион, привезли к себе, вроде бы сделали королевским советником.
Бред какой-то.
С ума они там все посходили, что ли?
Непотребство разное творят, людей в жертву приносят. Кому? Понятно, кому. Недовольных мучают и убивают. Да они что, совсем сдурели?
Надо попытаться что-то сделать, помочь - ну, тем, кто с ума еще не сошел. Кому еще можно помочь.

Tags: верность, ролевые игры, эльфы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments