March 6th, 2008

Хильд

Архивное, разное.

1. Проверяем дело "Об обнаружении неблагонамеренных стихов у учеников Кедайнского училища." На дворе 1838 год, фамилия одного из учеников - что-то вроде "Довгела", 19и лет, "из рабочего состояния". Часть бумаг написано очень неразборчиво, так что не все удалось понять. В самих стихах, написанных на смеси русского, польского и неудобочитаемого упоминаются какие-то жизненные реалии ("кто будет кормить народ", зачем держать войско", кто-то кого-то предал, вроде бы...), один раз упоминается Христос, несколько раз - "ядрена матерь" и тому подобные выражения.
Провинившиеся ученики получили по 30 ударов розгой на виду у всего класса "учитывая искреннее раскаяние".

2. Март 1851 года. МВД начальника Ковенской губернии по канцелярии пишет Его Преосвященству р-к епископу:
"Получив донесение Росяйнского Земского Исправника, что Крожский женский монастырь Венедиктинок освобожден от воинского постояи вполне удовлетворен за понесенные от того убытки, имею честь уведомить о том Ваше Преосвященство в дополенине отзыва моего 18 декабря 1851.
С истинным уважением..."
Интересно, расположить солдат на постой в женском монастыре, это сознательная пакость или просто так совпало...

3. Жалобы на "слабохарактерность" некоего ксенза. Среди прочего рассказывается о том, что некий еврей, содержатель аптекарской лавки, производит беспатентную продажу спиртных напитков. И вот, этот ксенз с ним подружился. Об этом стало известно, всякие старообрядцы и евреи начали упрекать прихожан, смеяться, что ксенз "все время сидит в аптеке".
Не совсем понятно, чем там кончилось дело, вроде, пыталось начальство повлиять на ксенза, что б в аптеку не ходил, но как-то не очень успешно, сколько удалось понять.
...А мне со страшной силой вспомнился Шир, наша аптека и огромная бутыль под прилавком. Ее не обнаружили даже разбойники, так она и долежала до очищения Шира;-)