September 18th, 2008

Мэондиль; безумная надежда.

Был мне недавно сон.

Будто бы после игры, КЭ, то ли какой другой, причем непонятно – вечер ли после игры, следующий день, то ли через пару дней, неделю собрались на том же месте примерно тем же составом. Наша команда – Первый дом с КЭ, Террариум, кажется, еще несколько человек, которых в этой команде не было. Поляна, солнце светит чуть справа, небольшой пригорок с левой стороны поляны залит солнечным светом. Большая часть народу сидит на поляне (в тени), я и еще несколько человек на пригорке.
И Анна в роли Майдроса. Тот самый костюм, четко помню.
И вот она (?) придумала, что-то вроде прощания.
Подходит к каждому из своих и что-то ему говорит, и каждый может что-то у нее него спросить или сказать, если хочет.
Не очень понятно, живой ли, перед уходом или духом из Мандоса – да и не важно.
Но не деролинг, нет. Деролинга не было.
И вот подходит он ко мне и спрашивает, а не думаю ли я, Мэондиль, написать автобиографию.
Я – персонаж – ошарашен, такого вопроса он точно не ожидал, подумать не мог.
- Нет, говорю, потому что феаноринги не думают ну что ж я о себе писать буду, в моей жизни ничего такого особенного не происходило.
- А зря, - говорит, - ты подумай.
И я понимаю, что, в общем, глупость сморозил опосля, как это у меня часто бывает. Не происходило, как же! С ними самим, может, и ничего особенного, хотя тут как посмотреть. Но рядом было столько замечательных эльфов и не только, что о них стоит написать, и о событиях, с которыми, так или иначе сталкивался.
И брат, опять же. Тоже – событие.
В общем, он, как всегда, прав, так оно может получиться.
Лихорадочно думаю, о чем бы спросить, хотя, вроде, все придумал заранее.
«Был придумавши».
...Хочу спросить, «как Тебе там» и понимаю, что ответ очевиден. Лечится он. Заботятся о нем, лечат – так хорошо, как только это в данной ситуации возможно - благо есть кому, там ему помогут лучше, чем где бы то ни было на данный момент, раз уж оно сейчас так получилось. (И моя легкая оторопь – от понимания, что персонаж видит ситуацию именно так. То есть я знала, что он это так, чувствует, но, очевидно, плохо помнила, как оно чувствуется всей шкуркой.)
А значит, надо ждать. И улыбаться – сейчас.
Спрашиваю:
- Ты вернешься?
(Или – «Когда Ты вернешься»?)
Потому что если НЕ вернется, это для Мэондиля – там, во сне, - умереть вот прямо сейчас и совсем, перестать быть.
- Вернусь, - говорит, - только не скоро.
Значит, будем ждать.
Значит, вот.
В общем, это я тоже знаю или почти знаю, но теперь оно как-то легче. Кажется, было еще два вопроса, но я их не помню совершенно. Сейчас мне кажется, что этот же вопрос я задавала на деролинге после КЭ.

Такое вот прощание.

С чего бы это, к чему бы?
То ли мне опять приснился чужой сон, то ли это совесть в лице почему-то Анны напоминает о ненаписанном отчете;-)

Вроде и думалось вечером о другом, если не считать, что я всегда о нем думаю. А думалось мне о Хидзикате – в связи с прекрасным клипом, выложенным Лилей
О Хидзикате, который говорил, что раз уж дело и лорд, которым он служил, погибли, то будет как-то нехорошо, если никто не сложится вместе с ними.
Никого не напоминает?