Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Нинквэнаро - эн Аймеригет. Подарок.

Не-канон. Ни разу. Можно считать это фантазией Раймонды.

Древней была его кровь, и от фэйри шла.(Анарион)

Не то, что бы он мне нравился.
Скорее, нет.
Совсем нет.
Он не был ни молод, ни красив – и даже не особенно куртуазен. Зато, кажется, был человеком прямым, искренним и простого нрава, чем и походил на моего будущего мужа. Неудивительно – они с эн Аймериком давние друзья, вместе сражались в Святой Земле, и потом, здесь.
Воины, рыцари – настоящие, живые, не приукрашенные. Как есть, а не как в романах – но не менее прекрасны.

А еще было в нем что-то странное, трудноуловимое – как весенние сумерки, как солнечные блики на воде, иней на траве и запах диких яблок. Тайна, загадка – позже я поняла, что это было похоже на ту странную тайну, которая, как настойчиво намекал отец, была во мне – и о которой нельзя было говорить ни с кем кроме него.
Совсем иначе, чем у меня – но, мне кажется, причины этих странностей были скорее схожи.
Впрочем, откуда мне знать?

Он приезжал к нам, в Толозу, еще до войны. Мне было лет тринадцать – увидел меня среди прочих дам и сказал кому-то из своих – посвататься, мол, что ли. Негромко, но я слышала.
- Хотя – бастард – это в ответ на чью-то реплику – достойно ли...
Я не видела в своем происхождении ничего дурного или недостойного, но понимала уже, что этот факт несколько снижает ценность.
Мою, как невесты.
Но она и без того очень высока. И не сказать, что б мне это было важно – от меня тут почти ничего не зависело.

Раймонда даже не обиделась. Какой-то пожилой рыцарь думает, не посвататься ли к ней – или не стоит потому что она бастард. Надумает ли, нет ли – все равно решать не ей, а отцу, она ответит так, как будет нужно.
Отцу и Городу.

Так что не было ни задетой гордости, ни какого-то особого самомнения - но она уже знала, что эти вещи есть на свете и благородной даме принято их иметь.
И понимала, что это важно для отца – а значит, и Города?
Поэтому сказала:
- Со сватовством - к батюшке, он и решит, кто кого достоин, а кого – нет.
А был ли при нем тогда эн Рикьер – не заметила, и после не могла вспомнить...

Больше мы не виделись.
Не знаю, говорил ли он с отцом – скорее всего нет, да и не уверена, что граф был тогда в Толозе. А потом началась война.

...Я думаю, он тоже краем глаза заметил это нечто, эту неуловимую странность – хвойный запах от растертой в пальцах веточки, игра света и тени в лесном ручье, свежий весенний ветер, нагретая солнцем земляника – потому и обратил на меня внимание.

Есть что-то безумно правильное в том, как сплелась эта нить. Тогда отец, скорее всего, счел бы, что эн Аймеригет недостаточно богат и знатен – а через семь лет отдал меня за его вассала, у которого и малой части того не было.
Не знаю, как сложилась бы семейная жизнь с эй Аймериком, и каким мужем был бы – эн Рикьер оказался замечательным.
И все же иногда проскальзывает мысль, что если бы Аймерик тогда посватался, а отец дал согласие, и если бы мы успели зачать дитя – он или она унаследовали бы эту легкую, ускользающую странность, неуловимую загадку – эхо песни в горах, отражение луны в колодце, шепот вековых деревьев, стая птиц, взлетевшая в осеннее небо, когда непонятно почему тоскливо сжимается сердце, одинокая свеча в окне...

Но Бог судил иначе.
Что ж, Ему виднее.
Tags: "родная окситания", бисерное, подарки, раймонда-клара-эрменганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments