Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Змеиный народ

Спасибо sigma_tiger за редактирование текста.
Давно обещанный подарок для gorgulenok

Змеиный народ.

Есть в моем мире змеиный народ, змеелюды. Общеизвестно, что они очень скрытны, что умеют превращаться в больших змей, что есть у них подземные города, в которых они спят зимой. А весной и осенью обходят свои владения - кажется, в какие-то определенные дни.
О них ходит множество легенд – поскольку мало достоверно известно немногое. Говорят, что обычные змеи – их дети, а превращаться в людей они могут с какого-то относительно сознательного возраста – если доживут. Так же говорят, что они могут управлять змеями, что они похищают людей, особенно детей и девушек; что в своих подземных жилищах они подвергают пленников жестоким пыткам – и хранят несметные сокровища.


Внешность.
Они действительно оборотни. В человеческом облике – высокие, худощавые, в юности могут казаться хрупкими, субтильными. У них узкие раскосые глаза, желтые, с вертикальными зрачками – по глазам их обычно и узнают. Цвет кожи у чистокровных змеелюдов сероватый, светло-коричневый, зеленоватый – в зависимости от рода, т.е. от того, в каких змей они превращаются. У тех, в ком есть человеческая или иная кровь, оттенок кожи может быть таким же, как и у его не-змеиных родственников – или почти таким же; иногда получаются очень интересные и необычные сочетания.
На скулах, лбу, подбородке, вокруг глаз, на тыльной стороне рук, на шее, ногах и вдоль позвоночника – небольшие чешуйки, цвет и форма варьируется. Могут быть от светло-серого (телесного) до разных оттенков коричневого, желтого, зеленого, реже бирюзового и синего.
Узкие лица, узкие длинные языки. Хвост, также покрытый чешуей, длиной около метра, сохраняющийся и в человеческом облике.
В змеином – крупные змеи, от двух до пяти-семи метров длиной; с виду, как правило, напоминают змей одного из видов, обычных для той местности, в которой живут, но крупнее. Некоторые из них ядовиты – как в змеином, так и в человеческом облике.
У чистокровных змеелюдов и их потомков поколений на пять-семь* есть промежуточный облик, который называется «домашним»: до пояса – человек, ниже – змей.
В случае смешанных браков поколений на пять, а если змеелюды есть по обеим линиям, то и дольше – внешность почти не меняется, м.б., только оттенок кожи становится ближе к человеческому, или там какому. Дольше всего сохраняется чешуя на лице (на скулах) и на руках – поколений на пять-восемь, дальше чешуйки становятся небольшими, малозаметными, почти не отличаются от основного цвета кожи. Способность к превращению сохраняется до десяти поколений, изредка дольше.
*Здесь и дальше – если потомки змеелюдов вступают в браки в основном с представителями иных народов. Если же со змеелюдами или с другими полукровками, то дети рождаются обычными змеелюдами, со всеми способностями, м.б., с небольшими внешними отличиями вроде оттенка чешуи.
Теплокровные; температура тела несколько ниже, чем у человека.

Образ жизни.
Их мало, они редко показываются на люди; они действительно очень скрытный народ.
...В землях, которые после стали Империей, и в их окрестностях вообще очень не любят змей; кроме того, у многих народов есть легенда, что если такую змею-оборотня съесть, или выпить ее крови, то можно обрести мудрость, тайное знание, научиться понимать язык зверей и т.п.; что из такой змеи можно добыть ингредиенты для множества зелий. Поэтому их часто пытались поймать, убить, а они всегда прятались от людей. Впрочем, жители тех краев их вообще не любят, часто по аналогии со змеями – боятся, считают чудовищами и стараются убивать, если опознают, или хотя бы не иметь с ними никаких дел. Так что на момент образования Империи их уже очень мало, многие из них – потомки смешанных браков (которые считаются полноправными членами змеиной общины, даже если выглядят почти как люди, не умеют оборачиваться и т.п.) А вот прочие люди до сих пор относятся к ним как минимум настороженно, даже если они не отличаются от обычных людей ничем, кроме едва заметных чешуек на скулах.
Живут долго, 300-500 лет, если не убьют раньше; полуэльфы или полу-фаэри практически бессмертны. Чем больше человеческой крови, тем меньше продолжительность жизни, но не менее ста лет.

Девочки у змеелюдов рождаются редко, примерно одна из десяти; в случае смешанных браков – чаще, где-то одна из пяти-семи. Возможно, в случае близкородственных браков рождаются в основном мальчики - из-за этого же так часто практикуют браки с представителями иных видов – чтобы разбавить кровь, даже имея в виду возможный ущерб оборотничеству и прочим способностям. Чистокровные змеелюды разных родов (т.е. превращающиеся в разных змей) в браки не вступают и общих детей иметь не могут. Полукровки разных родов – могут, если змеиной крови в них в них не больше половины. Дети в таком случае получаются змеелюдами одного из видов, возможно, иногда наследуют некоторые черты обоих видов.
Женщины чаще бывают магами – м.б., потому, что маги обычно рождаются от смешанных браков, т.е. наследуют способности второй половины. Нередко практикуют смешанные браки – с людьми, фаэри, реже с эльфами.

Муж входит в род жены. Как правило, это событие не скрепляется церемониями, взаимными обетами, не празднуется, вообще никак не фиксируется – разве что могут устроить скромную церемонию в кругу семьи. Но обычно просто начинают жить вместе – и живут, сколько получится, или мужчина по весне навещает свою женщину. Выбирает женщина; отношения с несколькими мужчинами считаются нормальными, но на деле встречаются не очень часто. Считается желательным, чтобы это были братья – во избежание путаницы. Браки с чужими обычно более постоянны, к ним относятся с большей ответственностью; считается, что чужие сильнее страдают от испортившихся отношений, а некоторые – так и вообще способны любить только один раз. Фиксируется – рождение детей: кто, от кого и т.п., с чисто утилитарной целью – чтобы знать, кто кому родня, с кем впоследствии не стоит вступать в брак.
Они очень добры и любезны с женщинами; своя жена – редкость, чудо. Дети считаются огромной ценностью, сокровищем, причем не только свои, но и вообще.
Змеи-мужчины добиваются внимания женщин, иногда конкурируют за них – но никому в голову не придет взять змеедеву силой, похитить, угрожать, как-то иначе заставить, или вообще как-то ограничить сферу их деятельности или к чему-то принудить. Да, это очень престижно – если тебя выбрала женщина, а уж если вы с ней живете вместе много лет, так и вообще. Но, если добиваться этого какими-то кривыми путями, сокровище обесценивается (вряд ли им пришла бы в голову подобная мысль, но восприняли бы они это именно так). Возможно, дело в том, что у них никогда не считалось, что мужчины в чем-то лучше или хуже женщин, ни тем, ни другим не приходилось доказывать, что они ничем не хуже, что они не менее змеи - в смысле, люди, добиваться своего какими-то непрямыми путями, потому что девушка должна, или даме не положено. Все ей положено, а если чего положить забыли, так она напомнит. Единственное ограничение – путешествия; в основном потому, что опасно. Впрочем, мужчины тоже нечасто покидают свои подземные дома; обычно – если очень надо.
Правда, не знаю, как оно у них с этим будет в более-менее безопасные (хотя бы номинально) времена.


Живут они в подземных дворцах – сложных лабиринтах с вентиляцией, канализацией, доступом к воде, а также с ловушками, тайными ходами и прочим. Видимо, изначально это были пещеры в холмах.
Выращивают грибы, рыбу, водоросли, улиток, лягушек, какие-то подземные растения, червей, мхи, возможно, домашнюю птицу.
В одном доме обычно живет род – несколько семей змей одного вида. Обычная семья змеелюдов – это женщина, ее муж или мужья, возможно, бывшие мужья, если они не вернулись в свой род или им некуда возвращаться; ее неженатые сыновья (или взявшие жен «со стороны», не из змеиного народа), ее дочери, их мужья и дети. Один род – несколько семей, от трех до дюжины, т.е. где-то от 20-25 до 150 особей; впрочем, последнее – скорее, редкость.

Очень не любят холода, зимой предпочитают спать, хотя в их подземных домах достаточно тепло – видимо, традиция. Возможно, они чувствуют, что снаружи – зима, и это как-то на них влияет. Если не спят – становятся более вялыми, ленивыми, иногда некоторые – маги, ученые, которые не могут бросить свою работу, кто-то, кому по каким-то причинам не хочется тратить столько времени на сон, – бодрствуют несколько часов в сутки.
У их южных родичей этого нет – но там, где они живут, и холодов не бывает.
Любят комфорт и умеют его себе обеспечить.
Мебель – обычно откидная. Если есть возможность, у каждого взрослого змея есть две комнаты – побольше, с кроватью, столом, скамейками и т.д. и поменьше, с ковром и одеялами. Или чаще – одна общая «змеиная» комната с ковром на семью, группу, на нескольких (в некоторых домах – наоборот). Ценят уединение, поэтому у каждого лет с 14 – своя комната, пусть и небольшая.
Очень любят теплое, мягкое, пушистое. Иногда держат домашних животных – магически стерилизованных кошек или собак. Вообще, им скорее симпатичны существа, которые теплее, чем они. Змеелюд охарактеризовал бы это как «приятны на ощупь».
Домашняя одежда – длинные теплые балахоны и у мужчин, и у женщин, иногда с мехом; реже – широкие платья, блузы, штаны. Цвета – по большей части темные, неяркие. Узоры – растительные мотивы, переплетение корней, подземные существа, драконы.
Выходя наружу, надевают широкие куртки до колен со множеством карманов, брюки, сапоги, плащи с капюшоном.
Материал – что-то вроде плотного гладкого шелка, чуть блестящего. Держат червей, похожих на шелковичных, но кормят, кажется, не листьями, а чем-то другим.
Используют кожу разных сортов и выделки.
Часто ткут так, чтоб цвета, узоры или картины переходили друг в друга, чтоб внизу была земля, выше – трава, или деревья, небо – или фантастические города, замки и т.п. Вообще есть мотив, идея Змеиного города, его часто изображают: нежно-сиреневый, с башенками и флюгерами, в жемчужно-сероватой дымке, иногда – море с корабликами...
Вроде бы когда-то давно они там жили, или будут жить, когда мир изменится. Не очень понятно, к прошлому или к будущему относятся эти истории – и, кажется, у них вообще какие-то очень специфические отношения со временем. Там не было людей, никто их не обижал, но, кажется, были прекрасные девы из фаэри и, возможно, из народа ящериц, которых они иногда брали в жены и с которым могли иметь общее потомство. Вообще очень любят изображать дев, занятых мирным трудом (статуи, ковры, гобелены на стенах, рисунки в книгах – причем иногда не имеющие отношения к содержанию).
Ткут очень теплые мягкие пледы и ковры – обычно с растительным рисунком или, скорее – с картиной. Шерсть и пух – кого-то из лесных зверей, возможно, прирученных (или меняют у кого-то, если есть возможность).
Любят яркие камни и цветное стекло, особенно ярко-красное, поделки и украшения из них. Иногда подвешивают под потолком сложные конструкции из красных и других стекляшек; любят посуду из цветного стекла, обычно матового, витражные подсвечники для маленьких свечек – скорее декоративных, т.к. освещаются их дома магическими светильниками. Предпочитают разные оттенки красного и желтого, если есть возможность – сердолик, гранат или агат, янтарь и другие прозрачные камни. Особенно любят янтарь и сердолик, считая их «теплыми».
Любят всякие интересные запахи. Ароматическая лампа или благовония – обычная вещь в каждой комнате, как ковер и одеяло.

Стихи пишут – странные, с рваной рифмой, разной длиной строк. Есть ощущение, что пятистишия, популярные на Полуострове, могли пойти от них.
Искусство – из доступных материалов. Скульптура, керамика, реже живопись, вышивка, графика, музыка, танец. Делают бумагу – кроме них только эльфы и ргии, последние – редко; горцы-тирн используют шелк.
Их бумага – серовато-зеленая.
Еще у них сады, огороды на поверхности, скрытые от посторонних глаз долины, где они что-то выращивают, обходят их регулярно. Охотятся – их подземные жилища, как правило, расположены в лесах; обходят владения клана весной и осенью, в определенные дни. Есть люди, которые знают эти дни, или думают, что знают. Кажется, они разнятся немножко – не пятое-восьмое числа второго весеннего месяца, скажем, а день, когда цветет береза или, там, брусника...
Едят в основном мясо и рыбу, овощи используют скорее как приправу, или потому что считают полезными. Вполне могут есть сырое – но и готовой едой тоже не брезгуют: возможно, она им вкуснее или им просто нравится иногда съесть горячее.
Кроме того, у них принято один раз в день собираться за столом всей семьей и вместе обедать (или, скорее, ужинать), есть какую-то общую еду, причем приготовленную. Обычно это что-то вроде супа с кусочками мяса, рыбы, овощей и всего, что есть съедобного – или, если в доме живет человек, эльф, или еще кто-то, и ему не лень готовить, они охотно съедят то, что он приготовил.
На завтрак могут съесть полдюжины лягушек или сырую рыбу, прямо из пруда. Еще очень любят молоко, но оно им скорее лакомство, чем еда. М.б., еще творог. Если есть возможность, иногда держат в наземных садах коз – ради молока и шерсти.
На случай голода делают запасы вяленой или копченой еды.
Путешествуют – только мужчины; по весне молодые люди отправляются в гости в семьи своего вида – с подарками и т.п. Иногда осенью возвращаются домой, чтоб зимовать в родном клане.
Если есть возможность торговать или меняться с соседями, то с их стороны это будет очень красивая и прочная стеклянная посуда – цветная, матовая, с рисунком; стеклянные бусы разных форм, украшения и фигурки из стекла, камней и керамики.
Кроме них, стекло на тот момент делали только эльфы, возможно, гномы и шэлатт – но первые и вторые встречаются далеко не в каждом городе, третьи живут далеко, и у них стекло более хрупкое; ргии и народ копья тоже пытаются – но их стекло более грубое, обычно однотонное. Еще делают глиняную посуду, статуэтки, подсвечники и т.д. самых разных форм и расцветок – прочную, изящную, немногим уступающую фарфору, который изредка привозят с Полуострова. Делают бумагу – серо-зеленоватую или оливковую, плотную, чуть шероховатую. Тушь и краски – в основном неярких цветов, но дешевле эльфийских или привозных. Ковры, пледы, украшенные растительным орнаментом или картинами.
Государства своего у них нет. У южных – есть, но их там много, им не надо прятаться. Родами управляет несколько уважаемых змей, обычно лучших специалистов в своем деле: маги, защитники, целители. Причем это не то, чтобы фиксировано: что вот эти трое правят данным кланом – просто каждый отвечает за свое дело, один руководит посадкой, другой – обороной, к третьему обращаются с еще какими-то проблемами. В случае войны главным автоматически становится самый толковый командир, если сломался водопровод – инженер.
Возможно, главы родов иногда общаются с помощью магии, но, скорее, от случая к случаю: сообщают друг другу какие-то важные новости, предупреждают об опасности.
Да, правителями могут быть змеелюды любого пола.

Взгляды и обычаи:
Сами они считают себя людьми. Есть мы – и есть хасси, араи, таэ-кют, народ реки, ргии, шэлатт, горцы тирн, прочие человеческие народы, все разные – а мы такие. И есть котолюды, феи, эльфы, ежики, гномы, но это уже другое.

Религии как таковой практически нет – они чтут Богиню Земли и Жизни, но почти не поклоняются ей. Вероятно, посвящают ей детей, с пожеланием сохранить – чтобы выросли; возможно, призывают ее благословение на свежезасеянные поля, огороды и т.п – но, кажется, скорее формально. Изредка просят ее благословить брак – если случилась великая любовь и оба хотят, чтобы это было всерьез и надолго. Ей посвящают принятых в семью, усыновленных – чтобы выросли правильными змеями. Хотя по уму надо бы Небу – возможно, обоим: Земле, чтобы оно было здорово и в целом благополучно, Небу – чтобы росло умным и правильным змеем. Тогда это единственный (?) случай, когда они призывают Небо.
У их южных сородичей – стандартное двуединство: отец-Небо и мать-Земля. Вообще, мне иногда кажется, что здешние змеелюды – изгнанники или какая-то отколовшаяся ветвь (или, может быть, сразу после катастрофы они были распространены достаточно широко, но тем, кто оказался южнее, больше повезло с окружением) или две ветви одного народа, почему-то оказавшиеся в разных краях. Храмов у них нет, в некоторых семьях могут быть домашние святилища; в одном случае из десяти – Земли-и-Неба.
В храм могут зайти при случае, будучи во внешнем мире. А могут и не зайти.
У них нет понятия «грех», но есть – «нехорошо, мерзко, грязно, некрасиво». Сюда входит убийство или вообще жестокость без (или сверх) необходимости. Змеи довольно чувствительны к таким вещам, но того, кто покушается на жизнь, здоровье, имущество змея, на его родичей, или на то, что принадлежит общине, змей убьет и совершенно не будет из-за этого переживать. В ситуации, которая змея напрямую не касается, но правота (или неправота) одной из сторон кажется ему очевидной (типа «разбойники напали на беззащитную змееженщину») – может вмешаться, особенно если есть возможность сделать это незаметно: например, перестрелять бандитов из-за куста, или поубивать их с помощью магии.
Обманывать партнера – нехорошо, но и вмешиваться в его личное – почти столь же нехорошо. Вообще лгать – нехорошо, противно, хотя и не так, как убивать. Исключение – если этого требует безопасность змея, или еще кого-то, кто ему небезразличен. Сказать охотникам «он побежал направо», хотя на самом деле налево – не есть нехорошо, но это не грех, а личная ответственность самого змея.
Очень сильно понятие «личного» - места, вещей, занятий, право на уединение, вообще все то, что змею дорого. У змееныша оно начинает формироваться лет с 3 или около, окончательно, как они говорят, «отрастает» отрастает годам к 12-14; тогда змееныша стараются отселить в отдельную комнату.
Ценностью считается семья, род, со всеми, кто в нем есть – змеи, приемные существа, домашние животные (те, которых любят, а не которых едят, это четко разграничено).
Совершенно недопустимо – красть, брать чужое. Даже те, кто ненавидят змеелюдов, считают их монстрами – знают, что «змеи не крадут» и не стесняются этим пользоваться. Если змею случается украсть (это, скорее всего, будет еда или что-то необходимое) – значит, змей дошел до крайности, а найти, купить или выменять у него возможности нет (или он понимает, что его убьют, если он попытается).
У людских народов встречаются сказки о змее, который подошел к костру или постучался в дверь – обычно ночью, в дождь, метель, бурю, и попросил еды, помощи и т.п.

Кочевники таэ-кют не любят и боятся змей, а змеелюдов держат за чудовищ, в других сказках с ними сражаются, а то и охотятся на них. Но считают недопустимым нарушать законы гостеприимства, даже в такой ситуации – нельзя, ни к чему хорошему не приведет.
А если накормить – может и пользу принести какую-то, причем платы с него лучше не брать – тогда он или больного вылечит, или сокровище какое диковинное оставит, или удачу принесет. (Это сказки о том, как мы не испугались монстра, не нарушили установлений Неба – и все получилось правильно, монстр тоже чтит законы, поэтому он нам ничего не сделал, да еще и одарил. Обычно герои – люди смелые, богатыри; иногда – изгнанники, сироты, пасущие свой скот где-нибудь на отшибе...)
В сказках народа хасси такой гость обычно заканчивает плохо, если только не успевает убежать – а может еще и проклясть перед смертью или болезнь какую наслать, или увести кого-нибудь с собой. (Это сказки о том, как к нам пришел монстр и мы его убили, хитро обманули и т.п. – то, что он нам не сделал ничего плохого, как бы неважно – он чужак, поэтому мы в своем праве – впрочем, «героем» таких сказок может стать любой чужеземец, или даже просто необычный человек или нелюдь, даже эльф, от которых «не бывает никакого зла». В общем, сказки хасси – та еще жесть, как и их жизнь. )
Ргии, которые гордятся своим бесстрашием, в таком случае либо убивали сразу, едва змей успевал войти, либо впускали, угощали, а потом пытались убить спящего, чтобы ограбить – это как бы не так плохо, или схватить, продать в рабство – это тоже почти героический поступок. В ряде историй змею удавалось отбиться, уйти с помощью чар, иногда еще какую-нибудь пакость наколдовать. Но бывает и так, что змея впускают, кормят, а ссора возникает уже по итогам общения – или не возникает, как повезет, тогда обе стороны расходятся, довольные друг другом, м.б., еще и с подарками. В некоторых случаях герои могут помериться со змеем силой или еще чем-нибудь, устроить состязания, до утра рассказывать истории, пообещать помощь, а то и побрататься. Иногда какая-нибудь дева внезапно выражала желание уйти со змеем – и тоже могло по-разному закончиться. (Сказки, наверное, о том, что ргии – народ непредсказуемый...)

Понятие «чужой собственности» может не распространяться на живых, в особенности разумных, существ – особенно если с теми явно плохо обращаются. Тут у змея возникают некоторые сомнения в разумности хозяев. Змей может попытаться перекупить существо, но если такой возможности нет или это опасно – может и украсть. Например, если хасси обращаются с девочкой (девочкой!) так, что та вряд ли доживет до двенадцати только потому, что она, видите ли, рабыня, сирота, или, там, полукровка – значит, она им явно не нужна – а нам пригодится!

В дружеском общении – очень любят прикосновения, ласку, разнообразные физические ощущения, в том числе острые и даже слегка болезненные. Обычно это часть какой-нибудь сложной процедуры. Как правило, в нее входит горячая баня, массаж, согревающие мази, иногда прижигания, постегивания, царапанье тыльной стороной ладони или когтем, ласки, иногда на грани, и прочие более или менее болезненные процедуры, на что хватит фантазии и как кому нравится. Подобные развлечения считаются нормой – в границах нормы; считается, что немного боли и страха молодому змею, скорее, на пользу, особенно когда все происходит между близкими друзьями – это обязательное условие – и все участвующие относятся друг к другу с любовью и уважением. Как правило, развлекаются подобным образом молодые неженатые змеи-юноши.*
Эти развлечения никак не связаны со статусом, и участвуют в подобном только те, кому так нравится. И, что бы они друг с другом ни делали, это происходит по взаимному желанию. Кажется, это не считается признаком каких-то особенных отношений кроме дружеских; кажется, у них вообще нет специальных слов, обозначающих пару (группу) змей, развлекающихся подобным образом.
Откуда взялся такой обычай – сказать сложно. Возможно, это смутные воспоминания об обряде инициации, который когда-то существовал и мог быть достаточно болезненным, или о каких-то магических ритуалах. Возможно, подобные развлечения молодых змеев как-то связаны с тем, что шансов погибнуть у них гораздо больше, чем создать семью – т.е., как-то снимают или уменьшают страх смерти или страх перед внешним миром, в котором они не хотят признаться даже себе – но он у них есть. У змеелюдов, которые живут южнее, в своей собственной стране, где им никто не угрожает, такого обычая нет, насколько мне известно. Но возможно, что он связан с какими-то историческими или культурными аспектами, которых я пока не знаю. Кажется, иногда подобные процедуры (более мучительные, чем это необходимо) используются при лечении некоторых болезней, но тут уже специалист должен работать.

...Знаю про одного эльфа, который во время войны попал в плен к очень жестоким людям и через какое-то время был выкуплен парой молодых змеев на деньги, выделенные кланом на поиски невест, подарки и прочее – они увидели, как хозяин над ним издевается, и пожалели. У него подозревали черную болезнь, лечили в том числе и так; и он вроде бы даже поправился в итоге. Но там был очень толковый змей-лекарь.
Про этих двух змеев – там вообще сказка наоборот. Братья, кажется, двоюродные, один на пару лет старше. Подростками они притащили в дом старую собаку, больную и беззубую. Какой-то крестьянин отвел ее в лес, и хотел убить за ненадобностью, они уговорили отдать им, выменяли на что-то – чуть ли не на украшения или одежду. Собаку вылечили, она прожила еще три года и погибла, защищая одну из приемных девочек клана, эльфийку, от посягательств соседа-мага, который хотел ее себе для каких-то нехороших целей. Собаку оплакивала вся клановая молодежь, а соседа пришлось убить – во избежание. Потом был мешок котят – совсем крошечных, которых местные дети несли топить, а братья уговорили этого не делать, выкупили – отдали все деньги, которые у них были с собой. Выхаживали всем кланом, возможно, с помощью той же собаки. А потом – эльф лесной...

*Развлекаются ли чем-то подобным змеи-девушки, сказать затрудняюсь, потому что девушек в количестве больше одной в змеиных семьях практически не бывает.

Отношения с другими народами:
Или, вернее сказать – отношение других народов к змеелюдам. Сами змеелюди неконфликтны, к чужим относятся ровно, но стараются без необходимости с ними не общаться. В общем и целом, многое зависит от того, как представители того или иного народа относятся к ним – если кто-то видит в них чудовищ, подлежащих истреблению, то отношения вряд ли будут дружескими.

Гномы, и котолюды относятся к ним спокойно, видя в них просто еще один народ: эльфы – скорее, с уважением и сочувствием. Гоблины считают, что они, как и обычные змеи, как-то связаны с богиней Земли, могут оказать помощь, если это для них не слишком сложно и опасно. Правда, встретив змеелюда в змеином облике, гномы или ежи могут попытаться его убить – просто от страха; котолюд, скорее, предпочтет не связываться, если не голоден.
Ежики их не боятся и принимают охотно. Но ежиные девы змеям почему-то не нравятся – в отличие от человеческих...
При встрече местные люди их просто убивают, если смогут – или стараются поскорее разойтись. Их считают опасными: отчасти из-за того, что считают опасными чудовищами, отчасти – просто из страха.
Таэ-кют боятся их, они вообще змей не любят, боятся и считают, что те связаны с темным подземным миром. Но вместе с тем они имеют какое-то отношение к Богине земли, поэтому к ним следует относиться с некоторым уважением. Правда, и охотятся на них, если случай представится, и убить могут при встрече.
Но считают, что чудовища этого вида соблюдают установления Земли и Неба, с ними можно договориться, они, как правило не обманывают и подлые поступки совершают редко. Чем, разумеется, можно воспользоваться – но как-то, вроде, и несколько неловко. Хотя, чего там, пользуются, конечно – но герой, ведущий себя с таким чудовищем честно, заслуживает уважения (а в сказках, нередко, и награды).


Хасси боятся, скорее по привычке и из-за связанных с ними легенд и суеверий и т.д.
Ргии убивают, скорее, чтоб показать свою крутость, как монстров. Они и эльфа могут так убить, особенно темного – точнее, попытаться. Южные шэлатт («народ хренового копья») и горцы-тирн считают их загадочным древним народом, возможно – хранителями неведомой мудрости – впрочем, горцы с ними пересекаются очень редко, а шэлатт не прочь при случае эту мудрость извлечь тем или иным способом.
Сами змеелюды считают людей опасными, недалекими и злобными существами.
Зато у них хорошие отношения с лесными и полевыми фаэри, в жены чаще всего берут их, реже – горных или речных, еще реже – человеческих девушек. Кажется, самих змеелюдов иногда считают мужчинами-фаэри.

Есть легенды о змее-магах – злобных чудовищах, которые похищают людей и творят с пленниками ужасные вещи в своих подземельях.
На самом деле – скорее всего, их путают с северными магами, которые действительно творят – и которые иногда выглядят очень необычно. Змелюди живут скрытно, в домах их никто не бывал, при штурме находили трупы змеелюдей в состоянии частичной трансформации и людей с легкими чертами змееподобности; тех и других могли счесть результатом магических экспериментов.
Если среди змеелюдей заводится злодей, что бывает редко, то обычно они же сами его и убивают – чтобы не позориться.

Говорят, что змеелюди похищают людей, особенно молодых девушек.
На самом деле – они иногда берут в жены человеческих женщин; брак без согласия семьи можно считать похищением.
Один очень уважаемый змей-маг придумал покупать у хасси девочек-рабынь, якобы для жертвоприношения или продажи в дальние края; на самом деле они воспитывались в его (?) клане и становились женами змеев. Обращался он с ними очень хорошо; если у девочки была сестра или брат – старался купить обоих. Известно, что у него было несколько охранников из людей – видимо, он приобрел их таким образом.
Им приписывают магию контроля над разумом – человеческие женщины, «освобожденные» из змеиных домов, совершенно этому не радовались, более того, иногда пытались убить «освободителей».

Рассказывают о прекрасных тайных садах змеиного народа, расположенных в укромных долинах, где растут всякие волшебные (или – все, что есть на свете) цветы, травы и деревья, там обитают мудрые девы, способные помочь в трудном деле, или дать совет, звучит дивная музыка и т.п. Правда, иногда все это приписывают эльфам.
Попавший в такой сад не сможет отыскать его снова, хотя всю жизнь будет к этому стремиться.

У них действительно есть сады, которые они хорошо прячут – у них хорошие садовники, специалисты по дизайну и преображению ландшафта. Если в такой сад заходит посторонний, срабатывает система магического оповещения, в сад выходит кто-то из смотрителей (если в семье есть эльф, то обычно это он) и беседует с гостем. Потом сад маскируют заново.

Имена – обычно значимые, красивые, связанные с явлениями природы. Как правило, змей получает имя в детстве, но потом ему могут дать еще одно – за какие-то заслуги. Тогда он значится как «Осенний Лист по прозванию Песня Звезд»; иногда указывается, при каких обстоятельствах змей получил свое прозвище. Примеры:
– Весенний Рассвет – нечто многообещающее;
– Тихая Заводь – нечто на первый взгляд тихое и спокойное, но таящее в себе неизведанные, возможно, опасные глубины;
– Крик Журавля – печаль, возвышенность;
– Оперение Сокола – яркость, переливы, изменчивость, необходимая жестокость;
– Цветущий Склон – приятно посмотреть и вообще хорошо;
– Цветок на Холме – красота, отчасти изысканность;
– Лепесток Шиповника – легкость, красота;
– Ночной Костер – яркость, привлекательность, опасность;
– Опорный Корень – охрана, защита, то, на чем многое держится;
– Пепел Осенних Костров – маг, скорее всего;
– Ночные Шорохи – тоже маг или разведчик.
Все, что связано с домом, внутри, под землей – однозначно хорошо, но нуждается в защите.

И еще:
Все, что здесь описано, относится ко времени, предшествующему основанию Империи Двадцати Городов. На тот момент змеелюды – вымирающий народ, их совсем мало; у меня они проходят как «доимперский народ». Очень многие из них погибли еще до основания империи, а вот что с ними стало потом, когда Первый Император законодательно запретил любое преследование по расовому признаку – не вижу пока. Возможно, так себе и жили (и живут), продолжая сторониться людей – на всякий случай. Вероятно, некоторые вышли наружу, смешались с прочими народами.
...Он тогда много всякой нехорошей фигни запретил – и многих повесил. А то люди как-то не сразу поняли, что это всерьез и на самом деле.
...Сам он происходил из народа, который змей не любил и боялся. И, думаю, ему было непросто решить, что вот эти – полноправные жители его страны, наравне с другими людьми, котолюдами и прочими эльфами.

Кого я знаю:
История про змеедеву, которая вышла замуж, очень полюбила своего мужа – и когда через несколько лет он отправился осенью навестить своих родных, решила отправиться с ним. В дороге на них напали, муж погиб, ей удалось бежать. Дороги назад она не нашла – кажется, вообще до сих пор не выходила наружу; ее работа была связана с чем-то другим. У змеелюдов есть длинная повесть о ее скитаниях и приключениях. Пронзительные описания состояния молодой героини, осеннего леса, опасностей внешнего мира, её взгляды на обычные для других, но незнакомые ей вещи и ситуации. В конце концов, преодолев множество опасностей, дева как-то устраивается, находит друзей, и даже снова выходит замуж; кажется, за эльфа.

История о том, как в раннеимперские времена компания молодых змеелюдов отправилась в большой город учиться в университете, о их жизни, приключениях, взаимодействии с другими существами. Потом некоторые из них вернулись к себе, некоторые остались в большом мире. Об этом есть роман, написанный человеком в соавторстве со змеелюдом лет через сто, «на основе реальных фактов».

Сказка кочевников таэ-кют о бедной женщине, которая после разгрома змеиного жилища взяла на воспитание мальчика, почти человека, но с какими-то змеиными чертами. Он вырос богатырем, но спокойной жизни им не дали – впрочем, у этой истории есть несколько вариантов концовки.

Замок «Змеи» в стране Северных магов. Существовал несколько десятилетий (веков?), и жила в нем большая змеиная семья. На общем фоне воспринимались как почти обычное и довольно адекватное семейство магов. Дожили до прихода имперских войск. По всей вероятности, Первый Император взаимодействовал именно с ними – и по итогам запретил преследовать змеелюдов. Юноши, выкупившие эльфа, происходили именно из этой семьи.
Tags: Миростроительство, Мои тексты, Народы Империи, Тот Мир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments