Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Еще змеи

Для arico_samaa

Жених-змей
Китайская сказка

Жили на свете старик со старухой, и было у них семеро дочерей. У шестерых волосы длинные, красивые, а у седьмой - плешь. Вот старуха и говорит старику:
- У змея золотые цветы цветут, возьми-ка топор да пойди сруби их. Старшей дочке да второй дашь по золотому цветку, а мне принесешь простой белый.
Взял муж топор, положил его на плечо, идет и поет:
- Дун-дун-дун-дун-дун - старшей дочке дам золотой цветок, дун-дун-дун-дун-дун - второй дочке дам золотой цветок…
Стал он рубить белый цветок, да уронил свой топор Золотое лезвие в нору к змею.
- Змей, змей, отдай мне топор Золотое лезвие!
- Погоди, сейчас встану.
- Змей, змей, отдай мне топор Золотое лезвие!
- Погоди, носки надену.
- Змей, змей, отдай мне топор Золотое лезвие!
- Погоди, огонь разожгу.Рассердился тут старик да как крикнет:
- Эй, змей, живо подай мне мой топор Золотое лезвие!
- А что ты мне дашь за него?
- Хорошую кошку мышей ловить.
- Есть у меня кошка!
- Тогда собаку ворота сторожить.
- Есть у меня собака!
- Тогда курицу, чтоб яйца несла.
- Есть у меня курица!
- Тогда свинью с поросятами!
- Есть у меня свинья с поросятами!
- Отдам тебе хорошую девушку в жены!
- Веди ее скорее сюда! Приведешь - получишь свой топор Золотое лезвие.

Воротился отец домой, сел на старый жернов. Пришла старшая дочь, говорит:
- Отец, а отец! Каждый день ты, как придешь, на теплый кан садишься. А сегодня пришел, на холодный жернов сел. Не таись, расскажи, что с тобой приключилось?
- Хотел я вам по золотому цветку добыть, да уронил топор Золотое лезвие в нору к змею. А змей взамен топора одну из вас в жены требует. Пойдешь замуж за змея?
- Не пойду, вонючий он.
Пришла вторая дочь, говорит:
- Отец, а отец! Каждый день ты, как придешь, на теплый кан садишься. А сегодня пришел, на холодный жернов сел. Не таись, расскажи, что с тобой приключилось?
- Хотел я вам по золотому цветку добыть, да уронил топор Золотое лезвие в нору к змею. А змей взамен топора одну из вас в жены требует. Пойдешь замуж за змея?
- Не пойду, вонючий он!
Пришла жена-старуха, говорит:
- Каждый день ты, как придешь, на теплый кан садишься. А сегодня пришел, на холодный жернов сел. Не таись, расскажи, что с тобой приключилось?
- Что проку тебе рассказывать? Ты ведь тоже не пойдешь замуж за змея! Рубил я белый цветок и уронил топор в нору к змею. А змей взамен топора одну из наших дочек в жены требует.
Подошла третья дочь, говорит:
- Отец, а отец! Каждый день ты, как придешь, на теплый кан садишься. А сегодня пришел, на холодный жернов сел. Не таись, расскажи, что с тобой приключилось?
- Хотел я вам по золотому цветку добыть, да уронил топор Золотое лезвие в нору к змею. А змей взамен топора одну из вас в жены требует. Пойдешь замуж за змея?
- Не пойду, вонючий он.
Подошла четвертая дочка, говорит:
- Отец, а отец! Каждый день ты, как придешь, на теплый кан садишься. А сегодня пришел, на холодный жернов сел. Не таись, расскажи, что с тобой приключилось?
- Хотел я вам по золотому цветку добыть, да уронил топор Золотое лезвие в нору к змею. А змей взамен топора одну из вас в жены требует. Пойдешь замуж за змея?
- Не пойду, вонючий он!
Подошла пятая дочь, говорит:
- Отец, а отец! Каждый день ты, как придешь, на теплый кан садишься. А сегодня пришел, на холодный жернов сел. Не таись, расскажи, что с тобой приключилось?
- Хотел я добыть вам по золотому цветку, да уронил топор Золотое лезвие в нору к змею. А змей взамен топора одну из вас в жены требует. Пойдешь замуж за змея?
- Не пойду, вонючий он!
Подошла шестая дочь, говорит:
- Отец, а отец! Каждый день ты, как придешь, на теплый кан садишься. А сегодня пришел, на холодный жернов сел. Не таись, расскажи, что с тобой приключилось?
- Хотел я добыть вам по золотому цветку, да уронил топор Золотое лезвие в нору к змею. А змей взамен топора одну из вас в жены требует. Пойдешь замуж за змея?
- Не пойду, вонючий он!
Подошла седьмая дочь, говорит;
- Отец, а отец! Каждый день ты, как придешь, на теплый кан садишься. А сегодня пришел, на холодный жернов сел. Не таись, расскажи, что с тобой приключилось?
- Что проку рассказывать? Змею жена нужна красивая, а не плешивая. Даже и не знаю, возьмет он тебя или не возьмет?
- А я согласна замуж за змея пойти!
- Согласна, так и иди!
- Только пойди попроси сперва у змея большой гребень!

Пошел отец к змею:
- Змей, а змей, моя седьмая дочка согласна замуж за тебя пойти, только просит, чтобы сперва ты ей большой гребень дал.
Дал змей большой гребень. Взял его старик, воротился домой.
Встала седьмая дочка в воротах, чешет волосы да приговаривает:
Первый раз расчешу - до большой дороги дотяну.
Второй раз расчешу - до змеиной норы дотяну.
Третий раз расчешу - до зеленого кана достану!

Вмиг расчесала девушка волосы и отправилась в путь.
Вол румяна везет, конь - пудру.
Верблюд десять кусков парчи тащит.
Воробьи веревку с красным концом.
Ласточки - бутылки с разноцветным вином несут.
Золотистый баран - таз для умывания.
Привел старик дочку к змею, и отдал ему змей топор Золотое лезвие.
Вошла девушка к змею в нору и стала его женой.

Говорит однажды вторая дочь:
- Матушка, дозволь мне проведать меньшую сестру!
- Сходи проведай!
Пошла девушка. Идет, вдруг пастуха встречает.
- Скажи пастух, где моя меньшая сестра живет?
- А кто она, твоя меньшая сестра?
- Змеева жена.
- Перейдешь гору - пойдешь по склону. Разгребешь кучу навоза с дом высотой. Там и будет нора змея.
Принялась девушка ругать пастуха.
- И не стыдно тебе врать! Кто станет жить в навозной куче?

Пошла девушка дальше.
Вдруг свинопас ей навстречу попался.
- Скажи, свинопас, где моя меньшая сестра живет?
- А кто она, твоя меньшая сестра?
- Змеева жена.
- Перейдешь гору - пойдешь по склону. Разгребешь кучу навоза с дом высотой, там и будет нора змея.
- Дурень ты, дурень, кто это станет жить в куче навоза?

Сказала так девушка и пошла дальше.
Перешла гору, пошла по склону, разгребла кучу навоза с дом высотой, смотрит - и впрямь нора. Стала девушка звать:
- Сестренка, а сестренка!
- Это старшая сестра пожаловала?
- Вот и не угадала.
- Это вторая сестра пожаловала?
- А теперь угадала!
- Заходи в дом!

Зашла вторая сестра в дом, а младшая давай ее потчевать. Наелась вторая сестра, тогда младшая ей и говорит:
- Схоронись скорее. Вот-вот змей воротится.
Только она схоронилась, змей входит.
- Чем это тут пахнет, а?
- Я лицо мыла.
- Когда моешь лицо, мытым лицом и пахнет.
- Я волосы чесала.
- Когда волосы чешешь, чесаными волосами и пахнет.
- Я платье другое надела!
- Говори правду, не то побью!
- Вторая сестра пришла меня проведать!
- Где же она?
- Я ее под большим чаном спрятала, чтобы ты не убил.
- Вот глупая! Пойдем чан поднимем. Я хоть погляжу на нее!

Подняли они чан, вторая сестра вылезла из-под него и осталась у них жить. Ушел как-то змей из дома, а вторая сестра и говорит младшей:
- Дай-ка мне надеть твои носки, сестрица, посмотрим, похожи мы друг на дружку?
- Как же нам не быть похожими, раз одна мать нас родила?
- Дай-ка мне надеть твои штаны, сестрица, посмотрим, похожи мы друг на дружку?
- Как же нам не быть похожими, раз одна мать нас родила?
- Дай-ка мне поносить твои сережки, сестрица, пойдем к реке, поглядим, похожи мы друг на дружку?
- Как же нам не быть похожими, раз одна мать нас родила?
Пошли они на реку. Вторая сестра столкнула меньшую в воду, а сама назад воротилась.

Пришел змей домой, спрашивает:
- Куда же твоя вторая сестра подевалась?
- Домой воротилась.
- Отчего не пожила еще денек-другой?
- Дел у нее невпроворот!
- Что это у тебя лицо вдруг рябым стало?
- Лучше не спрашивай. Пошли мы играть на гороховое поле, сестра побежала, я - за ней вдогонку, упала прямо на горох - вот и остались на лице следы. До сих пор больно.
- А что это у тебя вдруг ноги такими большими сделались?
- По дороге бежала, туфли потеряла, стали ноги расти и большими сделались…

Пошел змей рано утром на реку коня поить, а на берегу зеленый попугай с красным клювом сидит. Увидел он змея, и давай его ругать, да так складно:
- Бесстыжий змей, бесстыжий змей, не лезь свояченице за пазуху.
Ничего не ответил змей, домой воротился.
На другой день опять пошел змей коня поить, а попугай давай снова его ругать:
- Бесстыжий змей, бесстыжий змей, не лезь к свояченице за пазуху.
Привел змей коня домой и говорит:
- Ну и посмеялся я сейчас вволю. Сидит на берегу реки зеленый попугай с красным клювом и кричит: «Бесстыжий змей, бесстыжий змей, не лезь к свояченице за пазуху!»
- Поганая тварь! Ну и пусть себе кричит!
На третий день снова пошел змей коня поить, а попугай опять его ругает.
Думает змей: «Может, это моя жена попугаем обернулась», - и говорит:
Острый язык, вредный язык,
Не моя ты жена - живо сядь на коня,
Моя ты жена - влезь ко мне в рукав.

Поднял он руку, и попугай прямехонько к нему в рукав залетел.
Принес змей попугая домой и говорит:
- Хорошенько корми этого попугая, береги, чтоб кошка не сожрала.
Ушел змей. Стала вторая сестра волосы чесать да лицо мыть. А попугай опять за свое:
Не гляди в мое зеркало, подлая!
Не разглядывай собачью морду, уродина!
Не трогай мой гребень, бесстыжая!
Не чеши собачью голову, тварь поганая!

Вторая сестра от злости губы кусает. На другой день собрался змей уходить, а она ему и говорит:
- Принеси-ка мне воды, да побольше!
Принес ей змей полнехонький чан. Стала она волосы чесать да лицо мыть, а попугай опять кричит:
Не гляди в мое зеркало, подлая!
Не разглядывай собачью морду, уродина!
Не трогай мой гребень, бесстыжая!
Не чеши свою собачью голову, тварь поганая!
Подскочила тут вторая сестра, схватила попугая и утопила в чане. А потом говорит:
- Посмотрим, как ты теперь ругаться будешь.
Воротился змей домой и спрашивает:

- Что-то не слышно моего попугая, куда это он задевался?
- Говорила я тебе, не таскай столько воды, а ты полнехонький чан налил, упал попугай в воду и захлебнулся.
Ничего не сказал змей, только заплакал горько.

Стала вторая сестра из попугая суп варить. Сварила, змею кости дала, а себе мяса положила. Не ест змей, а вторая сестра отведала, не заметила косточку и подавилась. Рассердилась она, взяла мясо, за дверь выбросила, после яму вырыла и закопала попугаево мясо. Не прошло и дня, как на том месте финиковое дерево выросло. Плоды кислые-прекислые. Вышла вторая сестра из дому, зацепилась за дерево, порвала носки и штаны. Хотела домой воротиться, а с дерева рой осиный поднялся и давай ее жалить.

Вышел муж из дому, смотрит - вместо рваных носков на нем новые, а на шапке золотой шарик появился. Пошел он обратно, смотрит - новые носки в атласные превратились, а на шапке серебряный шарик появился.
Рассердилась вторая сестра, срубила дерево, сделала из него скамейку и говорит змею:
- Ну-ка, сядь посиди.
Сел змей, удобно ему и покойно, села вторая сестра, а из скамейки колючка вылезла да так уколола, что хоть кричи. Изрубила вторая сестра со злости скамейку и в печь бросила.

В полночь слышит змей - стучит что-то, вроде бы ткацкий станок. Посмотрел он, а это седьмая сестрица шелк ткет. Ткет, а сама чуть не плачет. Обнял ее змей, а она и говорит ему:
- Змей, змей, не обнимай меня, у меня еще кости не выросли. Возьми снегу - сделай мне из него платье, возьми цветок дикой сливы - сделай мне из него лицо, возьми ветки - сделай мне из них кости. И стану я такой, как была прежде.
Так и сделал змей. Стала меньшая дочь еще краше. А злодейку вторую сестру змей выгнал, и стали они с женой снова счастливо жить.

Сиротка и мачехина дочь
Литовская сказка

Сиротка служила у ведьмы. Она понесла ведьме еду в поместье. Ну, она идет лугами — навстречу выползает змея:
— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу! Сиротка положила свою торбочку и кувшинчик, быстренько нарвала цветочков, свила веночек и надела той змее на шею. Идет дальше — выползает другая змея навстречу:
— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу!
Ну, она опять положила свою торбочку и кувшинчик, быстренько нарвала цветочков, свила веночек и надела той змее на шею. Идет дальше — третья змея навстречу:
— Сестрица, свей мне веночек: я должна идти на свадьбу!
Опять свила веночек, надела на шею. Пришла в поместье, отнесла обед. Она идет обратно из поместья, слышит — все три змеи (а это были лайме) сошлись и разговаривают:
— Что теперь ей присудить?
Одна говорит:
— Чтобы она была богатой.
Другая:
— Чтобы работящая была.
А третья говорит:
— Нет. Она будет очень красивая. Когда заплачет — перлы посыплются из глаз, а когда засмеется — жемчуг и золото посыплются изо рта.
Ну, она приходит домой — такая красивая, такая красивая! Та ведьма злится. На другой день она посылает девушку на чердак, велит прясть и никому ее не показывает.
На следующий день ведьма посылает свою дочь отнести обед в поместье. Ну, эта дочь ведьмы идет, несет обед в поместье. Опять выползает змея навстречу:
— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу!
Та рассердилась и стукнула змею палкой, ногою:
— Чего путаешься под ногами! Как стукну палкой — вот и будет веночек.
Идет дальше — другая змея навстречу:
— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу!
Та опять ударила змею ногой:
— Будешь тут путаться под ногами — нельзя пройти!
Прошла немножко — третья змея:
— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу!
— Не черт ли вас пригнал под ноги? Стукну палкой — будет тебе веночек!
Приходит в поместье, приносит обед и идет обратно. Слышит — все три змеи сошлись ей долю судить. Одна говорит:
— Чтобы она была бедной.
Другая говорит:
— Чтобы она работать не умела.
А третья:
— Нет, — говорит, — пускай будет у нее на лице кожа жабы, совсем некрасивая. И когда заплачет — пусть лягушки прыгают из глаз, а когда засмеется — ящерицы.
Она приходит домой — эта ведьма пугается, ее мать. Она одевает ее, свою дочь, очень нарядно, но она все равно некрасивая.
Девушка-сиротка прядет на чердаке. Совсем маленькое окошко, а мимо идет дорога. Вечером она открывает это окошко — огонек слабый, где она прядет.
Пан едет мимо, видит ее через то окошко — очень красивая девушка. Когда она плачет, перлы сыплются из глаз, а когда смеется, жемчуг сыплется изо рта. Заходит в избу, спрашивает, кто это на чердаке. А ведьма тут же свою дочь толкает вперед. Ах, какая некрасивая! Пан берет дочку ведьмы, сажает в карету и увозит. Такая узкая речка у дороги — он толкает ее в грязь. Пан возвращается, лезет на чердак. Он берет девушку-сиротку. Она такая красивая, такая красивая! Когда плачет, перлы сыплются, когда смеется — жемчуг. Выводит, сажает ее в карету и женится на ней.
И я была на той свадьбе. Ела, пила, по подбородку текло, в рот ни капля не попало. Упилась, залезла в паклю лежать. Опьяневшие гости засунули меня в пушку, как выстрелили — перебросили в Кветкяляй. Я и живу здесь.

Отчего земляные черви не поют
Японская сказка

В старину у змеи не было глаз. Поэтому стала она учиться искусству пения, выучилась и восхищала всех своим чудным голосом. В старину у земляного червя были зоркие глаза. Но он не мог никому рассказать о том, что видел, потому что был немым. Как-то в один весенний денек, когда змея разливалась сладкими трелями, прискакал к ней сверчок:
- А, змея, ты уже проснулась после зимней спячки и выползла на солнышко!..
- На солнышко-то я выползла, - ответила змея, - только что мне в этом за радость? Кругом, говорят, такая красота, а я ничего не вижу!
- Знаешь что, змея, если б ты только решилась расстаться со своим прекрасным голосом, то могла бы увидеть все, что хочешь.
- Радостную весть я слышу! Но как это сделать?
- Случилось мне недавно повстречаться с земляным червем. Он сказал мне взглядом, что хотел бы обменять свои глаза на твой чудный голос.
- Хм, тут надо подумать! Менять или нет песни на глаза? Глаза-то как будто лучше...
И змея попросила сверчка быть посредником в обмене. Побежал сверчок к земляному червю:
- Приятель, ты как будто хотел обменять свои глаза на песни змеи?
Земляной червь подмигнул в знак согласия.
- Я рассказал об этом змее. Змея говорит, что тоже согласна меняться.
У земляного червя глаза так и заблестели. Это значило:
"Прошу, очень прошу!"
- Ну тогда я буду между вами посредником. А за это вы мне чем-нибудь заплатите. Мне бы вот хотелось самому спеть хоть одну-две песни... Скажи, земляной червь, когда ты обменяешься со змеей, не одолжишь ли ты мне ненадолго ее голос? Я тебе верну, как только потребуешь!
Земляной червь сказал глазами, что согласен. И вот обмен совершился. Змея отдала ему свой голос, земляной червь получил от нее чудные песни, но одолжил их на время сверчку, как было условлено.
С этого дня сверчок стал прекрасным певцом и весело распевал: "Рю-рю-рю! Рю-рю-рю!"
Но он не захотел возвращать такие чудесные песни земляному червю. Он ведь немой и не может потребовать их обратно!
С тех пор земляной червь все ждет понапрасну, чтобы сверчок вернул ему свой долг, и всюду ползает за ним следом.
Когда люди начинают копать землю возле канав и луж, они находят земляных червей и думают, что это земляные черви поют так красиво: "Рю-рю-рю!.." Но на самом деле земляной червь петь не может. У него украли его песни!

Сон змей
Литовская сказка

Из Милкунай пошел человек в лес восьмого сентября. Озирается он вокруг и диву дается: сплетаются змеи на дороге точно веревки, все вместе двигаются, хватают какую-то траву и откусывают от нее. Подивился он змеям и сам той травы отведал.
Идет он домой, и так его сон сморил — даже идти не может. До дому дойти не мог, еле до соседнего гумна дотащился, а под гумном снопы были сложены. Залез он в эти снопы и уснул. До самого благовещения проспал, а на благовещение домой пришел.
Искали его и мессы служили — так никто его и видом не видывал. А на благовещение он сам пришел. Спрашивают:
— Где ты был?
— Спал.
— Где ж ты спал?
— Под гумном Банялисов, в снопах.

Король змей
Литовская сказка

Было это, похоже, в 1925 году. Тем летом работал я в мелиорации под Паневежисом.
Шли мы вдвоем с товарищем из Паневежиса узкоколейкой. Узкоколейка как в Аникщяй. Друг шел немножко впереди. Только вдруг как отскочит он, как закричит.
Подошел и я. Смотрю. Лежит поперек железной дороги змея. Хвост, точно баранка, по одной стороне железной дороги извивается, а голова — на другой стороне. Подняла она голову метра на четыре вверх от земли и озирается. Морда у нее как у щуренка, с завитком. Посреди завитка еще какой-то вьюн, как палец. Вся, будто шариками, покрыта золотыми колечками, а на горле больше чем в палец толщиной золотая полоска — точно ошейник у собаки.
Показал я другу, чтоб посторонился он. У меня лопата была острая. Как ударил я! А змея будто и не почуяла. И все же поползла. И ползет через рельсы. Тут я снова ударил — и опять она будто не слышит. Спустилась она под откос. Я и в третий, и в четвертый раз ее рубанул. И снова не чует. А потом заползла в заросли папоротника и больше я ее не видел.
Когда заночевал я у людей и рассказал о том, что видел, сказали они мне:
— Это твое счастье, что не зарубил ты ее, а не то и тебе бы не жить. Это был или детеныш, или сам змеиный король.
Tags: игра, мешочек со сказками, народные сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments