Хильд из Вильнюса (hild_0) wrote,
Хильд из Вильнюса
hild_0

Categories:

Еще история

Полуостров, война-за-освобождение, уже практически финал.
И вот собираются вожди отбившегося уже почти Полуострова, герои, фактически выигравшие эту войну. Те, чья доблесть, стойкость, ум и прочие качества помогли им выгнать имперцев сравнительно малыми потерями.

Алмариэ, бывший имперский наместник, которого соотечественники уже называют Изменником, – он, собственно, и начал восстание, хотя вообще к тому шло уже давно.
...По дурацкой, совершенно неуважительной причине: хотел спасти от казни свою жену и маленькую дочку.

Вымотанный в никуда Лабрайд Барс с неизменным котом и группой выживших братьев-сестер, родных и названых, кто их там разбирает – хотя среди них есть и темные, и светлые, и лесные эльфы, да и не эльфы вовсе.

Белый-и-пушистый лорд Виверна по прозвищу Котеночек, с удивительно кошачьей наглостью спасший от казни обоих, Лабрайда и наместника; вскоре после этого восстание, собственно, и началось. Этот, видимо, спит за всех, или по нему не видно.

Пожилой тхаари, его брат по всем законам кроме крови, сын того-самого-Виверны, больше, впрочем, похожий на его брата – и тоже ученый. Сидит в сторонке и думает, очередной виток обскурации или все-таки подъем, тогда у нас есть шанс, по признакам похоже, но изнутри ведь не скажешь, хотя вот у южных змеелюдов, похоже, он, и это обнадеживает, знали бы вы, как...

Лорд Индигофера – все тот же лорд Индигофера, темный эльф, когда-то крепко поссорившийся с отцом, одним из первых Виверн, потому что считал, что неэтично выращивать людей-нелюдей под научный проект.

Леди-эмиссар гномьей королевы; молодая госпожа дома богини Рин, ведающего городскими садами и парками, действующие Косатки, несколько Кошек и Бабочек самого разного вида и происхождения – некоторые из них участвовали в конфликте на правильной стороне (а некоторые – на неправильной), и для них это восстание – в первую очередь способ решить внутриклановые проблемы.

Несколько котолюдов – командиры боевых отрядов; среди них интересно смотрится светлый эльф, лорд Кульдалассэ, здешний вариант увечного лорда. Кто-то из Варанов, совсем юный Ива-над-ручьем, леди-полукровка из дома Хазры (наемники), еще какой-то народ – словом, те, кто прогнал с Полуострова имперцев и сейчас решает, что им с этим Полуостровом делать дальше.


И выходит у них, что было бы неплохо Полуострову единого правителя, который устраивал бы всех и имел право договариваться от их имени. Например, о союзе с теми же гномами, раз уж мы больше не хотим под руку королевы-жрицы.
Нет, правда не хотим, спасибо, мы там уже были и как-то нехорошо все закончилось.

Потому что совет лордов и управляющих трех дюжин кланов, это такая толпа, которая – проверено – договориться между собой не может из-за разности интересов и всяких взаимных склок. Слишком сложные получаются щи; даже если взять только старшие кланы, то вопрос, кого теперь считать старшим, потому что держать за младших тех же Виверн и Барсов уже не получится.
Словом, нужен кто-то, кто будет защищать интересы, собственно, Полуострова; еще бы договориться, в чем они состоят. И не путать со своими. Кто-то, кого мы все согласны на этом месте видеть, в чьей честности и бескорыстии никому даже в голову не придет усомниться.

...Ну и следить за тем, чтобы соглашения и законы соблюдались, – уточняет Лабрайд.

И тут оказывается, что кандидатов особо-то и нету.
Алмариэ говорит: вы что, я ж предатель родины, к тому же бывший представитель оккупационных сил и тайный нелюдь... Как не волнует? Ну ладно, нелюдей здесь едва ли не большинство, но остальное-то! Я уже однажды предал сторону, которой служил, и вообще бывший имперский наместник – не очень красиво получается.
Котеночек говорит: не, я вообще не для того, я на драконах летать, к тому же интриган и сволочь хвостатая.
Кто сказал?
Показать? Слух-то у меня кошачий...
Ну, как знаете. Да, и вместо совести у меня сами понимаете что.
И вообще Виверн не для этого выращивают.

Его брат грустно думает, что да, пожалуй, действительно не стоит – а вот был бы жив отец...
Он бы тоже отказался. И, возможно, послал бы всех еще в какое-нибудь такое место, куда драконы не летают. То есть не при любой погоде и только за двойную порцию рыбы.

Но потом, может, и согласился бы. А куда деваться-то?
Драконы, они такие, их выращивают для войны и служения...
Только где ж еще одного такого взять?
Котолюд-профессор университета говорит: не-е, я простой котик, малограмотнтый, да и вообще не мужское это дело – вождем и шаманом! Я лучше назад, к студентам, они такие же котики, как я.

Девочка дома Рин говорит: у меня свой клан, у нас после войны столько дел, все это восстанавливать.
Растить свой сад, все дела. Мы для этого.
Кошкобабочки думают: выкрутилась. Для них сейчас это слишком много ответственности, которая им низачем и не слишком интересна – им, кажется, внутриклановая грызня на тот момент актуальнее.

Косатки вообще не про это, их стихия – море, солнце, драки, корабли и боевое братство, легкие сабли, сражение-как-танец, любовь на прибрежном песке и песни у костра...

Словом, как-то так получается, что все смотрят на Лабрайда Барса. Почему-то.
В конце концов, именно его работа – следить за соблюдением закона, и последние лет сто он занимался именно этим.
И все вроде как согласны, некоторые рады даже, хотя его вообще-то мало кто любит.
Невзрачный лесной эльф, змеиные движения и такой же взгляд, способный, кажется,
заморозить кровь или обратить в камень; его пьесы, дествующие порой эффективнее оружия,
слова, возвращающие к жизни, неоднозначные поступки, каких обычно не ждут от эльфа и
способность решить почти любую проблему...

Словом, все как-то осознают, что, кажется, искомое мифическое чудовище найдено – и тащить это все дальше, ура, не им.
Потому что способность Лабрайда досконально разобраться в любом деле и найти лучшее решение, стремление помогать и защищать, его справедливость, и, пожалуй, некоторая безжалостность известны всем. Как и этот его взгляд – холодный, чуть отстраненный – и словно проникающий в самые глубины разума. Как будто его обладатель не единожды заглядывал в такие бездны, о которых большинство присутствующих было бы радо не знать ничего, – ну или находится на крайней степени нервного истощения.
Говорят, таким же был Киэран-Виверна, человек-легенда, наставник будущего императора, подаривший когда-то Полуострову сто лет мира и едва не заплативший за это жизнью. Впрочем, Драконы для этого и предназначены – защищать Полуостров, не щадя себя.
Как и Барсы.

Опять же, эльф, королевского рода – как бы даже символично, – встревают кошки-бабочки, радуясь, что теперь-то это все как-нибудь решится без них, вот совсем-совсем без них.
Лабрайд адекватен, а их даже в команду не позовет.

Они кивают, наклоняют головы – один за другим: Котеночек, Индигофенра, молодой Варан, Ласточка, знакомый еще с той, прошлой войны, Ива с легкими, словно пух, волосами, ехидно улыбающаяся Хазра...

Сам Лабрайд не в восторге, но почти уже готов смириться – в конце концов, защищать эту страну – долг его клана.
И тут встает один из его братьев, которые, всем известно, безгранично ему преданы, всегда и во всем его поддерживают. Прекрасный такой светлый эльф, молодой и очень славный – светлые волосы, длиннющие ресницы, глазищи на пол-лица, чуть раскосые и золотистые, как у кота.
Жесткая складка у губ и пара мелких шрамов – мальчик прошел две войны, потерял близких – и больше не хочет.
Критично не хочет.

И говорит:
- Не, я против! Вы охрене... Он и так не высыпается!


кот-кофе (2)
Картинка-из-сети
Tags: а кот василий все видел, дом виверны, зарисовки, конец эпохи, мои тексты, своя собственная рептилия, странное, тот мир, тхаардант, что нам нужны драконы, эльфы, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments